Коржев Виталий Георгиевич

Виталий Георгиевич Коржев В. Коржев - Эстафета

Автор почти десятка литературно-критических книг, многих статей, обзоров, рецензий, монографий, опубликованных в журналах и газетах, выступлений на радио и телевидении. Поми­мо того, он один из авторов фундаментального академичес­кого труда «Очерки русской литературы Сибири» (издательство «Наука», 1982). Несколько десятилетий своей твор­ческой деятельности он оставался, по сути, единственным се­рьезным критиком поэзии в Сибири, пишущим именно о сибирских поэтах, а это уже само по себе говорит об уникаль­ности его таланта.

В начале 1950-х годов окончил школу с золотой медалью и поступил в Московский государственный университет на отделение класси­ческой филологии филологического факультета.

Окончив университет, В. Коржев по распределению едет в Cибирь и в течение нескольких лет преподает в вузах Барнаула и Новосибирска латынь, античную и зарубежную лите­ратуру.

Для него, увидевшего свет и выросшего в российском Не­черноземье (родился в селе Петропавловском Павинского района Костромской области 28 октября 1934 года), Сибирь стала поистине землей неизведанной. Но к ней, этой бескрай­ней и щедрой земле, В. Коржев быстро прикипел душой и сердцем, обрел здесь не только свою вторую родину, но и литературную судьбу.

В. Коржев - Под высоким накалом эпохи

Его приход в литературную критику можно считать в какой-то степени делом счастливого случая. «Произошло это, прямо скажу, несколько неожиданно для меня», — признавался впоследствии Виталий Коржев. И в самом деле, кто знает, как повернулась бы жизнь Виталия Георгиевича, не столк­нись он однажды на Красном проспекте Новосибирска со сво­им университетским товарищем, с которым несколько лет прожил в одной комнате общежития на Ленинских горах, Ста­ниславом Куняевым (который впоследствии стал известным поэтом и главным ре­дактором журнала «Наш современник»). Тот буквально зата­щил его в редакцию «Сибирских огней» и рекомендовал в качестве автора тогдашнему заведующему отделом критики Николаю Николаевичу Яновскому. Последний попросил на­писать молодого преподавателя одну рецензию, другую, по­том статью… Статьи Ви­талия Коржева сразу же привлекли читательское внимание и довольно быстро сложились в первую книжку «На поэтичес­ких орбитах» (1969), с которой он и был принят в Союз писа­телей СССР.

В автобиографическом очерке, опубликованном в сбор­нике «Писатели о себе» (Новосибирск, 1973), Виталий Коржев так определяет составные критического дарования: «Мне кажется, что будущий критик — это чело­век, уже в детские и юношеские годы обнаруживший извест­ные литературные способности, тягу к литературному твор­честву». И еще: «…Литературный критик должен обладать высокоразвитым художественным вкусом и чутьем, …но и являть собой своеобразный симбиоз художника и ученого…»

Подобного рода взаимопроникновение ученого-исследователя, тонкого знатока предмета, и поэта, художника, сполна ощущается в каждой работе Виталия Коржева. Он мастерски владел критическим анализом, прекрасно разбирался в тех­нике стихосложения, в разнообразной палитре поэтических средств и художественных приемов, и каждый раз убедитель­но это доказывал на конкретном литературном материале. С другой стороны, он умел глубоко вникнуть в психологичес­кую сторону творчества писателя, без чего, собственно, ни произведения, ни его автора до конца не понять. С одной сто­роны, Виталий Коржев стремился рассматривать В. Коржев - Леонид Решетников«героев» своих критических исследований в широком социально-историческом и литературном контексте, но с другой — глубина мысли, широта взгляда, скрупулезная доказательность соче­тались в нем с глубоко личностным отношением к тому, о чем или о ком он писал. Помимо того, о вещах достаточно сложных Виталий Коржев умел сказать живо, образно (то есть художественно) и очень доступно широкому кругу чита­телей. И, как знать, было ли бы это возможно, не занимайся он когда-то классической филологией, ставшей прочным фун­даментом его знаний и представлений о литературе, и не пиши сам в свое время стихов (иначе откуда бы взяться, скажем, такому точному знанию и пониманию поэтической стихии?).

Кстати, о стихах. Многие из них были вовсе не из разряда всего лишь поэтических упражнений. Не зря же известный сибирский поэт, долгие годы заведовавший отделом поэзии «Сибирских огней», Александр Романов не раз настойчиво предлагал Виталию Коржеву сделать хорошую подборку его стихов (возможно, и не одну) для журнала. Виталий Георги­евич не менее категорически отказывался, говоря: «Старик! Я же вижу их несовершенство. Как же я могу их публиковать, если стихи других за те же промахи я критикую?»

В творческой работе Виталия Коржева сказывался, безус­ловно, и личный жизненный опыт, помогавший глубже про­никать в замысел находившихся в его поле зрение авторов. Ведь большинство из тех литераторов-современников, о ком он писал, были или людьми его собственного поколения, или поколений, близких ему, чьи детство и юность пришлись на военное и послевоенное лихолетье. Ох, как нелегко ему, вы­ходцу из простой крестьянской семьи, лишившемуся убито­го на фронте отца, было торить свою дорогу: получать образование, становиться интеллигентом в первом поколении, растить дочерей, преодолевая бытовые неурядицы, обретать себя в литературном мире…

В. Коржев - Иосиф Уткин

«Мне кажется, главную свою книгу настоящий мастер пи­шет всю жизнь» , — говорил Виталий Коржев в одной из своих статей, размышляя о поэзии Леонида Решетникова. Но это, несомненно, и о нем самом тоже, ибо всю жизнь создавал он, по сути, тоже одну книгу, где вел большой, глубокий и об­стоятельный разговор о сибирской поэзии, о певцах земли сибирской разных поколений.

В литературно-критических работах Виталия Коржева от­ражена значительная часть поэтической истории советской Сибири, начиная с 1920-х годов до начала 1990-х. Иосиф Ут­кин и Георгий Вяткин, Николай Перевалов и Казимир Ли­совский, Леонид Решетников и Иван Ветлугин, Геннадий Карпунин и Илья Фоняков, Александр Плитченко и Александр Кухно, Иван Краснов и Леонид Чикин… О них и многих других сибирских поэтах Виталий Коржев не просто сказал свое веское слово, но и, без преувеличения, большинство из них «открыл» широкому российскому читателю, определил их место в литературном процессе. В огромной мере благо­даря Коржеву, отдавшему ей три десятка лет, сибирская по­этическая муза из Золушки российской словесности превра­тилась в настоящую принцессу.

Виталию Коржеву было на кого равняться и с кого брать пример. Бок о бок с ним работал подвижник сибирской лите­ратуры Николай Яновский. Именно он, Яновский, стал и пер­вым наставником Виталия Георгиевича в литературной кри­тике. Именно его благотворное влияние (особенно на первых по­рах) на творчество Коржева было весьма ощутимо.

Николай Самохин, постоянный партнер Виталия Георги­евича по бильярду, как-то пошутил: «Сибирским поэтам пора скинуться и поставить Виталию Коржеву памятник еще при жизни». И в самом деле, он того заслуживает. И не только за личный вклад — не за одни лишь его книги и статьи. А дело в том, что Виталий Коржев был не просто писателем, но и сам по себе очень притягательной личнос­тью, оказавшей немалое влияние на развитие сибирской, осо­бенно молодой поэзии и, конечно же, критики.

В. Коржев - Казимир Лисовский

Много лет проработал Коржев заведующим от­делом критики журнала «Сибирские огни» (здесь он тоже стал преемником Яновского) и способствовал появлению значительного числа новых поэтических (и не только поэтических) имен. А сколько рукописей прошло через его руки в различ­ных книжных издательствах! Скольким стихотворным книж­кам стал он «крестным отцом» как рецензент, редактор или автор предисловий! Сколько молодых литераторов рекомен­довал он (и ни разу при этом не ошибся) в Союз писателей!..

Известный новосибирский литературовед Алексей Валериевич Горшенин так отзывается о Коржеве: «Виталий Георгиевич принимал участие и в моей литера­турной судьбе: публиковал в жур­нале мои первые рецензии и ста­тьи, позже написал мне рекомен­дацию для приема в Союз. Почти двадцать лет мы с ним общались, дружили. Я многому у него на­учился: и в области профессио­нального мастерства, и в искусст­ве человеческих взаимоотноше­ний. И едва ли не главное, что я постоянно постигал у него, — это умение нелицеприятно говорить о плодах трудов человеческих, не обижая их творца. «Старик! — взы­вал частенько Виталий Георгие­вич, охлаждая взрывоопасную категоричность. — Не лупи ду­биной! Не обижай автора. Помни, что ты тоже в любой мо­мент можешь оказаться на его месте. Ведь и о самом для него неприятном всегда найдется способ сказать необидно». Сам Коржев это мог и умел, как, пожалуй, никто другой».

Что касается взаимоотношений с «литературным молод­няком», то об этой стороне творческой жизни Виталия Геор­гиевича можно говорить очень долго. По крайней мере, на разного уровня семинарах и совещаниях молодых писате­лей, в которых в качестве руководителя ему частенько прихо­дилось участвовать, авторитет его как у коллег-профессионалов, так и у начинающих литераторов был непререкаемым. Какое-то время он вел литературное объединение при ново­сибирском ДК «Строитель». Оно быстро стало популярным среди пишущей молодежи города поэтическим клубом, где шли жаркие творческие дискуссии.

Контакты Виталия Коржева с молодежью официальными мероприятиями вообще, как правило, не заканчивались. Молодые авторы и в неофициальной обстановке постоянно осаждали его, доставая иной раз даже в собственной кварти­ре. Человек мягкий, щедрой души и доброго сердца, он не отказывал никому, кто нуждался в его профессиональном литературном или житейском совете, а то и просто в хоро­шем разговоре «за жизнь» и литературу. Если же учесть, что как с человеком тактичным, внимательным, умеющим выслушивать собеседника и по-настоящему интеллигентным, общаться с ним было очень легко и приятно, то станет тем более ясно, почему так тянулись к нему люди, в первую очередь молодые, особенно остро ощущавшие на себе «культур­ную недостаточность» современной атмосферы. Имея крестьянские корни, Виталий Коржев был в то же время подлинным русским интеллигентом, которого видно за версту в любой обстановке.

Ушёл Виталий Георгиевич из жизни 27 июня 1996 года. Ему был 61 год.

Произведения:

  • «На поэтических орбитах» (1969)
  • «Иосиф Уткин» (1971)
  • «Эстафета» (1975)
  • «Николай Перевалов» (1978)
  • «Казимир Лисовский» (1080)
  • «Родина и долг» (1982)
  • «Под высоким накалом эпохи»  (1984)
  • «Леонид Решетников» (1987)

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • «На поэтических орбитах» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1969.
  • «Иосиф Уткин» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1971.
  • «Леонид Решетников» / В. Г. Коржев — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1987.
  • «Казимир Лисовский» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1980.
  • «Николай Перевалов» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1978.
  • «Эстафета» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1975 .
  • «Под высоким накалом эпохи» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1984.

О нём:

  • «Литература и писатели Сибири». Энциклопедическое издание / А.В. Горшенин. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
  • «Лица сибирской литературы» / А.В. Горшенин. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2006.
  • «Виталий Коржев» // «Писатели о себе» : сборник / ред. Ю. М. Мостков. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1973.

Источники:

  • «Лица сибирской литературы» / А.В. Горшенин. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2006.
  • «Литература и писатели Сибири». Энциклопедическое издание / А.В. Горшенин. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
Оцените этот материал!
[Оценка: 0