Яндекс.Метрика

Горшенин Алексей Валериевич

Алексей Валериевич ГоршенинА. Горшенин - Человек среди людейИзвестный российский писатель: критик, литературовед, историк литературы, прозаик и публицист — родился 18 мая 1946 года в Ульяновске, но почти вся его жизнь связана с Сибирью. Окончил историко-филологический факультет Томского государственного университета. Работал в проектных, научно-исследовательских и учебных институтах Новосибирска. Был журналистом, редактором. Более двадцати лет (с 1979 по 2002 годы) А. Горшенин проработал в журнале «Сибирские огни» литературным редактором, заведующим отделом прозы, завотделом поэзии, долгое время состоял в редколлегии журнала. С 1982 года А. Горшенин — член Союза писателей СССР (ныне — СП России), а с 1998-го — член Союза журналистов России.

Свою литературную деятельность Алексей Валериевич начинал в середине семидесятых годов, выступая с рецензиями и книжными обзорами в новосибирских газетах. А в 1978 году дебютировал в журнале «Сибирские огни». С тех пор А. Горшениным в различных изданиях бывшего СССР и России опубликовано сотни статей, очерков, обзоров, эссе, рецензий. Его имя знакомо читателям многих столичных и провинциальных журналов, альманахов и газет («Октябрь», «Молодая гвардия», «Сибирские огни», «Волга», «Дальний Восток», «Литературное обозрение», «Комсомольская правда», «Известия», «Литературная газета», «Литературная Россия» и др.), новосибирским радиослушателям и телезрителям. В 1990-х А. Горшенин несколько лет вел популярную литературную радиопередачу «Слуховое окно» на Новосибирском радио.

А. Горшенин - АбрисыБудучи ведущим критиком Сибири, работает он и в других литературных жанрах. Пишет повести с рассказами, очерки, выступает со злободневной публицистикой. Помимо того, А. Горшенин — автор предисловий к полутора десяткам книг прозы и поэзии. А еще — автор более двух десятков статей в «Исторической энциклопедии Сибири». Произведения А. Горшенина можно встретить во многих коллективных сборниках. Его перу принадлежит ряд очерков в таких научно-популярных изданиях, как «История Новосибирска», «История промышленности Новосибирска», «Вековой путь на службе Отечеству» и «Магистраль» (об истории Западно-Сибирской железной дороги).

И, наконец, в творческом багаже А. Горшенина множество авторских книг различного содержания.

Творческая многогранность А. Горшенина держится на прочном стержне. Уже несколько десятилетий А. Горшенин подвижнически трудится на ниве сибирской культуры. А литература и писатели Сибири становятся магистральной темой его творчества. Ей посвящены, в частности, книги А. Горшенина «Беседы о сибирской литературе», «Абрисы», «Лица сибирской литературы», в очерках и эссе которых дается представление о сибирской словесности двадцатого столетия, создается своеобразный ее портрет в «лицах» наиболее интересных ее представителей. Книги эти стали востребованными пособиями по истории сибирской литературы.

Плодотворная творческая и культурная деятельность А. Горшенина отмечалась почетными грамотами Губернатора Новосибирской области, Мэрии Новосибирска, Новосибирского областного совета депутатов, медалью «За особый вклад в развитие Кузбасса». В 2005 году А. Горшенин стал лауреатом премии Губернатора Новосибирской области в сфере культуры и искусства, а в 2007-м — лауреатом литературной премии им. Н.Г. Гарина-Михайловского. Не раз отмечался А. Горшенин и почетными грамотами Союза писателей России.

Тему сибирской литературы А. Горшенин продолжил и в появившемся в 2012 году энциклопедическом издании «Литература и писатели Сибири», над которым он работал многие годы. Появление этого капитального труда продиктовано главным образом стремлением А. Горшенина восполнить информационный пробел в области знаний о словесности Сибири и ее литературной жизни. В нескольких сотнях емких и максимально доступных для читательского восприятия энциклопедических статей автор достаточно объемно представил сибирскую литературу. В издание включены как статьи-персоналии об отдельных ее деятелях, так и обзорные материалы, посвященные литературным жанрам, заметным событиям литературной жизни Сибири, ее журналам, альманахам, наиболее известным издательским проектам и т.д. Энциклопедия охватывает широчайший временной диапазон: от первых сибирских летописей XVII века, с которых, собственно, и пошла литература Сибири, до начала XXI столетия, т.е., практически, всю историю сибирской словесности. Причем, не только русской. Представлена в энциклопедии и литература народов Сибири. Издание снабжено необходимым справочным аппаратом (источники, примечания, ссылки и т.п.) и фотоматериалом.

А. Горшенин - Лица сибирской литературыЭнциклопедия «Литература и писатели Сибири» стала первым изданием такого рода в Сибири. Да и, пожалуй, по всей России не найдется ему аналогов. Уже в силу одного этого можно говорить о нем как о явлении уникальном. Правда, различные биобиблиографические справочники выходили и до того, однако носили они в основном узко региональный характер и информировали лишь о современных на время составления данных сборников литераторах. Имелись попытки создания и более широкоохватных справочников, к которым можно отнести, например, словарь Н. Яновского «Русские писатели Сибири  века», но и они не давали достаточно полной, цельной и объемной картины сибирской литературы в разные периоды ее существования. Свое достойное воплощение картина эта нашла в энциклопедии «Литература и писатели Сибири». А широкий круг читателей, на которые она рассчитана (литературоведы и критики, редакторы и журналисты, работники библиотек и культурно-просветительских учреждений, краеведы и книголюбы, преподаватели и студенты), получил комплексный (касающийся различных сторон существования) и компактный источник сведений о сибирской литературе. При той разрозненности и разбросанности информационных источников, которая сегодня наблюдается, такое интегрирующее издание, значительно облегчающее поиск нужных сведений, особенно ценно.

Не оставляет сомнений и значительная историко-культурная ценность энциклопедии «Литература и писатели Сибири», вбирающая в себя и сохраняющая для потомков целый пласт культурной жизни на просторах от Урала до Тихого океана.

Впечатляет и тот факт, что при создании энциклопедии работу целого (и обычно весьма значительного для подобных изданий) авторского коллектива проделал всего один человек.

А. Горшенин и сегодня продолжает активную историко-литературную и литературно-краеведческую деятельность. Об этом говорят его новые произведения  — в частности, А. Горшенин - Беседы о сибирской литературевоспоминания об известных сибирских писателях второй половины XX века А. Никулькове, А. Плитченко, Г. Карпунине, или очерк творческой судьбы поэта-сказочника Е. Мартышева «Территория любви». О том же напоминает и участие А. Горшенина в литературных начинаниях, подобных издательскому проекту по выпуску миниатюрных книг, посвященных сибирским писателям минувшей эпохи. В серии под названием «Забытые литературные имена» уже вышли книги Алексея Ачаира «Дорога к дому» (2013) и Вивиана Итина «Искатель чудес» (2014), в которых А. Горшенин выступил как составитель и автор серьезных содержательных предисловий о творческих судьбах этих писателей.

Произведения:

Книги литературно-критического и краеведческого характера:

  • «Человек среди людей». Литературно-критические статьи (Новосибирск, 1982)
  • «Требуется лидер!» Литературно-критические статьи (Новосибирск, 1985)
  • «Сергей Залыгин» (серия «Литературные портреты») (Новосибирск, 1986)
  • «Чем живем…» Литературно-критические статьи (Новосибирск, 1989)
  • «Беседы о сибирской литературе». Книга для школьников (Новосибирск, 1997)
  • «Абрисы». Этюды о поэтах (поэтическая библиотека журнала «Сибирские огни») (Новосибирск, 2001)
  • «Лица сибирской литературы». Очерки и эссе о писателях Сибири (Новосибирск, 2006)
  • «Николай Осинин». Очерк творческой судьбы (Новосибирск, 2006)
  • «Большое сердце поэта». Очерк творческой судьбы Александра Кухно (Новосибирск, 2007)А. Горшенин - Черный понедельник
  • «Литература и писатели Сибири». Энциклопедическое издание (Новосибирск, 2012)
  • Рассказы о писателях. А. Горшенин // Малиновые облака (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 18) (Новосибирск : Новосибирск, 2013)
  • «Территория любви». Очерк творческой судьбы Евгения Мартышева (Новосибирск, 2014)
  • «Звезда ослепительной нови». Очерк творческой судьбы Ольги Киевской (Новосибирск, 2015)
  • «Вечные рифмы любви». Очерк творческой судьбы Нелли Закусиной (Новосибирск, 2015)

Литературно-художественные издания:

  • «Черный понедельник». Рассказы и миниатюры (Новосибирск, 2005)
  • «Горький запах полыни». Рассказ. А. Горшенин // «Горький запах полыни». Рассказы (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 1) (Новосибирск, 2005)
  • «Несовпавший». Повесть. А. Горшенин // «Несовпавший» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 6) (Новосибирск, 2007)
  • «Друзья и враги кота Демагога». Повесть-сказка. А. Горшенин // «Сказки сибирских писателей» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 9)  (Новосибирск, 2009)
  • «Позови меня с собой». Повесть. // «Вкус коньяка» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 17) (Новосибирск, 2011)

Творчество:
(фрагмент рассказа «Подруги»)

…Захар Егорович Плетнев вернулся из райцентра поздно вечером мрачнее тучи. А ведь ехал туда в приподнятом настроении. Дела в колхозе складывались неплохо. Уборка шла полным ходом. Благо и погода не препятствовала. Если не испортится, уложиться можно в срок, а то и раньше. По «повинностям» тоже в целом нормально. И по отработкам, и по сдаче сельхозпродукции. И по налогам — военному да сельхозналогу — задолженностей, можно сказать, нет. Немного похуже с самообложением — не шибко-то колхозники жаждут покупать эти пустые бумажки — облигации. Тем более что и без того разных поборов выше крыши. Но ничего, успокоил сам себя Захар Егорович, подтянемся. Война как-никак, понимать надо…

В райкоме его оптимизм разделили, призвали и дальше так держать, пообещали даже на районную Доску почета повесить. А пока попросили зайти в райвоенкомат — есть там для него новость.

Военкомат находился неподалеку, и через несколько минут Захар Егорович уже открывал кабинет военкома. И здесь председателя колхоза «Приобский коммунар» ждал жестокий сюрприз.

С военкомом, грузным седым подполковником, за время войны Захар Егорович встречался не раз. В основном по одному и тому же — мобилизационному — вопросу. Война, особенно на первых порах, требовала все новых солдат.

Несколько призывных волн прокатилось по Приобскому. И к середине войны немаленькое когда-то село заметно поредело, опустело. Мужиков и вовсе едва четверть на все село осталось. Уже и сорокалетних прибрали. Везде теперь бабы ломили: и за себя, и за мужиков своих — у кого геройски бьющих на фронте постылого врага, а у кого уже и навсегда отвоевавшихся, саваном смерти накрытых.

Захар Егорович тоже успел побывать в той мясорубке. Вообще-то по возрасту для призыва он тогда, в ноябре 1941-го, не подходил. Гораздо моложе ребят, чем он, тридцатишестилетний, брали. Но так уж получилось. Сам добровольцем напросился. Казалось ему, колхозному агроному, что без него война никак не может обойтись. В декабре сорок первого он в составе лыжного батальона сформированной в их сибирских краях дивизии оказался в Подмосковье, неподалеку от станции Дорохово. И в первые же дни жестоких боев понял, что война спокойно кладет на свой кровавый жертвенный алтарь тысячи таких, как он, и что некоторым из них и времени-то было отпущено всего на одну атаку, в которой они даже «ура» закричать подчас не успевали.

Плетневу повезло. Он продержался на передовой чуть больше недели и остался жив. Только попал на девятый день фронтовой жизни под минометный обстрел, получил осколочное ранение в ногу и контузию. Потом три с лишним месяца госпиталей и все — отвоевался солдат, комиссован подчистую. Хромай теперь на правую ногу всю оставшуюся жизнь и слушай то усиливающийся, то стихающий, но никогда не затихающий звон в ушах. Даже завалящей медальки на грудь Плетнев за свое короткое пребывание на передовой не схлопотал. Но он и не расстраивался. Жив остался — вот и награда, самая для него большая!

В родное Приобское возвращался Захар Егорович в начале апреля 1942 года. Навигация еще не началась, поэтому добираться от областного центра до своего села пришлось не кратчайшим водным путем, а на перекладных. Сначала на пригородной «передаче», потом до райцентра на грузотакси, а от него и вовсе на попутках по весенней распутице.

Дни стояли погожие. Солнце жадно съедало снег на полях, то тут, то там образуя черные дымящиеся проплешины оттаявшей земли. Машина петляла среди колков. Под колесами грузовика хлюпала полая вода и чавкала жидкая грязь. Плетнев полной грудью радостно вбирал в себя разнообразные запахи весеннего таяния и думал, что скоро, совсем скоро снег сойдет, солнышко подсушит и прогреет землю, и надо будет приниматься за пахоту, а потом и сев. И от этого предвкушения сладко щемило в груди.

Приобское встретило Плетнева траурной вестью. Село только что похоронило своего бессменного колхозного председателя Петра Ивановича Ситного. Он как возглавил десять лет назад только что образовавшийся колхоз «Приобский коммунар», так руководил им все это время. Наверное, продолжал бы и дальше, но подкосила мужика черная беда. Пришли в дом Ситного похоронки на двух его сыновей — Сергея да Дмитрия. Оба, погодки, были его надеждой и гордостью. Учились в институте, приехали в родительский дом на каникулы. Отсюда и в армию их призвали. А вскоре похоронки. Одна за другой… И сердце Петра Ивановича, сумевшее пережить многие тяжелые испытания, выпавшие на его деревню от войны Гражданской и до войны Отечественной, на сей раз не выдержало — разорвал его в клочья обширный инфаркт от свалившегося в одночасье горя.

Без Ситного село тоже осиротело. Он и Приобское были неразделимы. А на носу пахота, сев и разная прочая сельская страда. Как тут без твердой хозяйской руки. Поэтому районное начальство приезд Плетнева искренне обрадовал. Уроженец здешних мест, комиссованный подчистую фронтовик, не один год проработавший под началом Ситного, член партии, он был самой подходящей кандидатурой на председательское место. С его появлением кадровый вопрос решался как бы сам собой.

Времени для раскачки не оставалось. Быстренько провели собрание колхозников. Захара Плетнева знали хорошо — свой, как-никак, Приобский. С Ситным и под Ситным работал хорошо, пусть теперь в свои руки колхозные вожжи берет.

Так и стал Захар Плетнев председателем колхоза «Приобский коммунар» — Захаром Егоровичем. И как из огня да в полымя попал, брошенный в новые, теперь уже трудовые бои. И нет им счета, а ему передышки вот уже полтора года…

…Завидев входящего Плетнева, военком приподнялся из-за обшарпанного канцелярского стола, протянул руку для рукопожатия.Потом коротко вздохнул и через небольшую паузу подвинул Захару Егоровичу какую-то казенную бумагу:— Вот, разнарядка из области пришла. Из твоего колхоза надо человека. Как минимум…

— Как минимум… — эхом отозвался Плетнев. Да где ж я его возьму, этот минимум? — вскинулся он. — У меня и мужиков-то осталось — раз-два и обчелся, да и те калечные да увечные, к службе непригодные. Почитай, из всех уже сусеков война мужиков выгребла.

Военком поморщился, как от зубной боли:

— Знаю. Не хуже тебя. И не ты один такой. Только речь сейчас не о мужиках. О мужиках я бы с вами, председателями, и не разговаривал сейчас. Прислал бы повестку на Иванова, Петрова или Сидоров и — шабаш! В том-то и закавыка, что не мужики… Девки нужны… Призывного возраста.

Плетнев охнул и мотнул головой:

— Уже и до баб, девок даже добрались. Кто ж тогда у нас тут останется? С кем работать будем, пока девки наши в пехоте?..

— Да хватит причитать, и без тебя тошно! И какая там пехота? Зенитчицами девки будут служить. Подразделение зенитчиц у нас в области формируется. Вот и собираем с бору по сосенке — с каждой деревни по одной ли, две. Да с пяток в райцентре найдем. Так, глядишь, на взвод и наскребем, как требуют. Понял?

— А, хрен редьки не слаще — зенитчицы, пехотинцы! — махнул рукой Захар Егорович.

— Не скажи, — не согласился военком. — С винтовкой по полю под огнем бегать хуже, поди, будет. Сам знаешь. При зенитке-то куда больше шансов целым остаться. Так что… В общем, давай, Захар Егорович! Срок тебе — до послезавтра.

* * *

Жена собрала Захару Егоровичу поесть, а ему, несмотря на то, что целый день крошки во рту не было, кусок не лез в горло. Озадачил его военком, так озадачил.

Захар Егорович вяло похлебал щей, отложил ложку и, подперев голову кулаком, стал перебирать потенциальных кандидатов для очередной, но такой непохожей на прошлые, мобилизации. Сейчас он чувствовал себя в положении тех персонажей из сказки, которые вынуждены, чтобы задобрить кровожадного дракона, отдавать ему на заклание каждую неделю нескольких девушек.

— Уже и до девок добрались… Что дальше-то будет?.. За детей примемся?.. — глухо бормотал Плетнев, даже не замечая, что говорит вслух.

— Что ты там бубнишь, Захар? — остановилась рядом жена. — Пришел какой-то смурной, бубнишь…

— А!.. — отмахнулся Захар Егорович и выложил ей все, как есть. От жены у него секретов не было.

— Господи, да что же это делается! — вскрикнула жена. — Мало того, что девки и так уже с четырнадцати-пятнадцати годов вместе со взрослыми бабами, как лошади ломят, так еще и…

— Не причитай! — совсем как военком его недавно, осадил Плетнев супругу. — Приказы не обсуждаются.

— Ну, и кому такое счастье привалит? — спросила жена.

— Буду думать.

Думал Захар Егорович всю ночь. Не спал, ворочался, вздыхал. Вставал с постели, дымил возле дверного косяка самокруткой, пил из бачка воду, снова ложился.

Призывного возраста девок в наличии на данный момент в деревне было только две: Аня Шумилова и Маша Жукова по прозвищу Маня-большая. Обеим по девятнадцать, и разница в возрасте между ними всего неделя.

Жили они по соседству, и были подружками с детства «не разлей вода». Смотрелись, правда, вместе диковато. Маня была на голову выше подруги, здоровее. К совершеннолетию ее тело налилось уже не женской силой, и даже мужики Маню побаивались. Аня на ее фоне смотрелась хрупкой тростиночкой, но характером отличалась крепким и потому верховодила в их дружеской связке, подчас просто помыкая послушной, терпеливой и незлобивой Маней. Они и лицом различались как небо и земля. Пышноволосая, кареглазая, с тонкими аккуратными чертами миловидная брюнетка Аня и простоволосая, с крупной лепки лицом, носом-картошкой и губами-варениками Маня.

Когда настала пора девичества, симпатичная, бойкая Шумилова и тут была на первых ролях — парни роились вокруг нее, а «коломенская верста» Маня лишь одиноко и уныло подпирала какую-нибудь березу по краю танцевального пятачка-«тырла» на деревенских вечерках, любуясь, как отплясывает под гармошку ее подружка с очередным парнишонкой, потаенно вздыхая, что ей это, наверное, и не светит.

Но потом началась война. Как-то быстро и незаметно вымела она с деревенских улиц почти всех молодых парней. Заглохли вечерки с заливистой гармошкой, стало подергиваться бурьяном утоптанное нескончаемой дробью молодых пяток «тырло». Девками молодым бабам танцевать друг с другом быстро надоело. Да и времени уже не доставало. Нескончаемая работа выкручивала тела, как старательная прачка белье, не оставляя ничего, кроме усталости.

И чем больше забирала война мужиков, тем больше наваливалось этой работы на женскую половину, которая к середине войны с полным на то основанием могла сказать о себе словами известной поговорки: «Я и лошадь, я и бык, я и баба, и мужик».

Правда, относилось это скорее к Мане-большой, которая и скотника на ферме заменяла, и на лесосеке, если требовалось, и разную другую мужицкую работу делала.

Хрупкая Аня трудилась в основном в конторе, помогала председателю, будучи и за счетовода, и за учетчика, и за секретаря. Девка она была смышленая, в руках у нее все горело. Она освобождала Плетнева от бумажной волокиты и писанины, и уже за одно это он ее ценил.

…В общем, думал Захар Егорович, крепко думал. От дум этих разламывалась голова, и звон в ушах становился пронзительно-нестерпимым.

Конечно, солдат из Мани вышел бы, пожалуй, лучше не придумаешь. И здоровье, и силушка при ней — сама может за собой зенитку вместо лошади или полуторки волочь. И командирские приказы будет беспрекословно выполнять. Нюрка — та норовистей, уросливей, да и здоровьишко, конечно спроть Маньки не то.

Имелось, однако, серьезное «но». Маня была четверной по счету, самой младшей и единственной девкой в семье Пахома Жукова. Самого его и всех троих, еще не успевших обзавестись семьями сыновей война уже забрала на свое ристалище. И сделала жертвами, давая о том знать в стремительно пустеющее семейное гнездо Жуковых ядовитыми стрелами похоронок. Совсем скоро Маня осталась одна с разбитой от горя матерью на руках. Отправить на фронт Маню? Но что станется, если слепой рок приберет там и ее? А то и станется, что закончится на ней, не успевшей ни полюбить, ни произвести потомство, род Жуковых — славных работящих людей, крестьян высшей пробы, без которых и жизнь-то в деревне трудно себе представить.

У Шумиловых тоже четверо детей,но все девки, и Аня старшая. Если и погибнет, не дай бог, все равно останется, кому род продолжить…

Только вот как он, Захар Плетнев, потом будет родне в глаза смотреть, ежели вдруг Нюрку убьют или покалечат? Не чужая, чать, — племянница, родной сестры дочь. В том и дело…

Потому и пухла у Захара Егоровича голова, и чувствовал он себя между молотом и наковальней.

Чуть свет Плетнев уже был на ногах. Без аппетита похлебал вчерашних щей с полузасохшим ржаным ломтем. Стал натягивать сапоги, собираясь уходить.

— Чо надумал-то? — спросила жена, убирая посуду.

— Всяко крутил…

— Ну!..

— Вот и выходит по всему, что Нюрке жребий выпадает.

Жена охнула, опустилась на табуретку, покачала головой:

— Ой, Захарушка, не сносить тебе тогда головы. Сеструха-то твоя, Катька, ни в жизнь этого не простит, смертным врагом станешь.

— А по другому мне люди и совесть не простят.

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • «Литература и писатели Сибири. Энциклопедическое издание» / Горшенин А. В. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
  • «Литература и писатели Сибири. Энциклопедическое издание». Том 1 / А.В. Горшенин. – Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
  • «Литература и писатели Сибири. Энциклопедическое издание». Том 2 / А.В. Горшенин. – Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
  • «Лица сибирской литературы». Очерки и эссе / А.В. Горшенин. – Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2006.
  • «Беседы о сибирской литературе» / Горшенин А. В. — Новосибирск : ИД «Горница», 1997.
  • «Чем живём…» / Горшенин А. В. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1989.
  • «Абрисы : этюды о поэтах» / А. В. Горшенин. - Новосибирск : Поэтическая библиотека журнала Сибирские огни, 2001.
  • «Большое сердце поэта» : очерк творческой судьбы известного российского поэта А.А. Кухно / А. В. Горшенин. — Новосибирск : Общество книголюбов, 2007.
  • «Территория любви» (Очерк творческой судьбы Евгения Мартышева) / А. В. Горшенин. — Новосибирск : Редакционно-издательский центр «Новосибирск» НПО СП России, 2014.
  • «Вечные рифмы любви». Очерк творческой судьбы Нелли Закусиной / А.В. Горшенин. – Новосибирск: Редакционно-издательский центр «Новосибирск» НПО СП России, 2015.
  • «Две женщины в интерьере эпохи». А. Горшенин // Знаменитые женщины Новосибирска. — Новосибирск : [б. и.], 2002.
  • «Чёрный понедельник» : рассказы / А. В. Горшенин. — Новосибирск : РИЦ НПО Союза писателей России, 2005. 
  • «Горький запах полыни». А. Горшенин // «Горький запах полыни» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 1). — Новосибирск, 2005.
  • «Несовпавший». А. Горшенин // «Несовпавший» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 6). - Новосибирск, 2007.
  • «Друзья и враги кота Демагога». Повесть-сказка. А. Горшенин // «Сказки сибирских писателей» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 9) -  Новосибирск, 2009.
  • Рассказы о писателях. А. Горшенин // «Малиновые облака» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 18) — Новосибирск : Новосибирск, 2013.
  • Статьи о знаменитых новосибирцах. А. Горшенин // Созвездие земляков: Знаменитые мужи Новосибирска : [литературно-краеведческий сборник] / Новосибирская областная общественная организация «Общество книголюбов». — Новосибирск : Редакционно-издательский центр «Светоч» правления Новосибирской областной общественной организации «Общество книголюбов», 2008.
  • Статьи в журналах «Дарование», «Сибирские огни», «Сибирская горница»
  • Статьи в газете «Советская Сибирь»

О нём:

  • «Универсальный солдат» литературы». Очерк творческой судьбы Алексея Горшенина / Н. В. Федорченко. – Новосибирск: Редакционно-издательский центр «Светоч» правления Новосибирской областной общественной организации «Общество книголюбов», 2016.

Источники:

  • Интервью с А.В. Горшениным
  • «Литература и писатели Сибири. Энциклопедическое издание» / Горшенин А. В. — Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2010.
  • «Журналистская энциклопедия Новосибирской области» / под редакцией А.Г. Челнокова  — Новосибирск: ИД НОО Союза журналистов России, 2008.
  • «Универсальный солдат» литературы». Очерк творческой судьбы Алексея Горшенина / Н. В. Федорченко. – Новосибирск: Редакционно-издательский центр «Светоч» правления Новосибирской областной общественной организации «Общество книголюбов», 2016.