Яндекс.Метрика

Кайков Альберт Сергеевич

Альберт КайковА. Кайков - Под северным небомРодился 8 мая 1932 года в г. Аше Челябинской области в семье служащих. Мать — Кайкова Мария Алексеевна, учительница, отец — Кайков Сергей Федорович, строитель.

Перед Отечественной войной семья переехала к Черному морю на постоянное место жительства в город Анапу. Началась война, отец ушел на фронт, мать с тремя детьми и бабушкой оказалась на оккупированной территории. Альберт был старшим из детей. Семья жила впроголодь. Все помыслы мальчика были направлены на добычу пропитания. В это время он пристрастился к рыбалке и охоте из рогатки на воробьев и голубей. В дальнейшем охота и рыбалка стали увлечением на всю жизнь и темой для стихов и прозы.

В 1948 году семья переехала в Новосибирск, и будущий писатель пошел учиться в среднюю школу № 41. В том году на рыбалке познакомился с писателем Кондратием Никифоровичем Урмановым. Вскоре под его руководством стал редактором стенгазеты «Молодой охотник» в коллективе охотников и рыбаков ДСО «Спартак».

1951 году уехал во Владивосток и поступил учиться в Высшее военно-морское училище им. С.О. Макарова, окончив которое служил на кораблях Камчатской флотилии. Этот период жизни отражен в повести – «Флотские будни», изданной в 2011 г.
В связи с сокращением вооруженных сил Советского Союза, в 1958 году уволен в запас с должности помощника командира корабля, в звании старшего лейтенанта.

А. Кайков - В Туруханской тайгеВернувшись в Новосибирск, поступил учиться на очное отделение Новосибирского инженерно-строительного института, после окончания, которого работал на стройках Новосибирска и заполярного города Игарки.

Вернувшись из заполярья, двадцать шесть лет работал в администрации Новосибирской области начальником инспекции Государственного архитектурно-строительного надзора. Женат, имеет двоих сыновей.

Литературным творчеством увлекся, выйдя на пенсию. Первая книга прозы — «Потерянное детство» — была издана в 2010 году в возрасте 78 лет и была посвящена сверстникам писателя в тяжелый год оккупации. А впечатления о жизни в Игарке, о красоте севера и о мужестве его людей позволили написать двухтомник «На заполярной широте», изданный в 2010 году, и книгу «В Туруханской тайге» (вышла в свет в 2012 году). Кроме того, Альберт Сергеевич печатался в альманахах Новосибирского общества книголюбов, альманахе «Российский колокол», журналах «Спешу домой», «В мире животных», «Охотничьи просторы» и других.

Альберт Сергеевич состоит в нескольких литературных объединениях Новосибирска: «Молодость», «Сибирский Парнас», «Общество книголюбов» и «Лорэс».

Произведения:

Проза

  • «Потерянное детство». Повесть (Новосибирск, 2010)А. Кайков - На запололярной широте
  • «На заполярной широте», том 1 (Новосибирск, 2010)
  • «На заполярной широте», том 2 (Новосибирск, 2010)
  • «Флотские будни». Повесть (Новосибирск,2011)
  • «Встреча через полвека». Повесть (Новосибирск,2011)
  • «По жизни с друзьями». Рассказы (Новосибирск, 2012)
  • «Близкие сердцу». Рассказы (Новосибирск, 2013)
  • «В Туруханской тайге», том 1. Повесть (Новосибирск, 2012)
  • «В Туруханской тайге», том 2. Повесть (Новосибирск, 2012)
  • «Под северным небом». Рассказы (Новосибирск, 2014)
  • «В Туруханской тайге». Второе издание (Москва, 2014)
  • «Черная пурга». Роман (Новосибирск, 2015)
  • «Исторические встречи» (Новосибирск, 2018)

Поэзия

  • «Зори над Инею» (Новосибирск, 2004)
  • «Охотничьи тропы» (Новосибирск, 2006)
  • «Реабилитированные» (Новосибирск, 2007)
  • «На изгибе перестройки» (Новосибирск, 2008)
  • «В краю родном» (Новосибирск, 2008)
  • «Воспоминания» (Новосибирск, 2009)

Творчество:

(фрагмент из романа «Черная пурга»)

1

В тот год декабрь выдался снежным. По лесной дороге мелкой рысью трусила лошадь, запряженная в сани, нагруженные стопой коровьих шкур. Перед шкурами на охапке соломы в овчинном полушубке сидела молодая женщина – Миля Грудзинская. Ее голова, повязанная шерстяным платком, покачивалась и склонялась в дреме. Она опустила вожжи, предоставив лошади свободу. По обе стороны дороги лежали сугробы, и лошадь не могла свернуть с накатанного пути. День клонился к исходу, небо заволокло темными тучами, в лесу стоял полумрак.

Внезапно лошадь дернула сани и понеслась во всю прыть. От внезапного рывка Миля ударилась спиной о шкуры. Ее дремота мгновенно улетучилась. Оглянувшись назад, увидела стаю волков, мчавшихся по дороге. Она ухватилась руками за сани, чтобы не вывалиться на поворотах. Ее охватил страх. «Только бы не догнали», – думала она. Один волк вырвался вперед и стал приближаться к саням. Вот он поравнялся с санями, намереваясь догнать лошадь и вцепиться в нее. Миля видела его раскрытую пасть с красным языком и белыми зубами. От его сосредоточенных глаз веяло ужасом. Она пожалела, что никогда не брала с собой кнут. Сейчас можно было бы хлестнуть по серой голове зверя и не дать ему возможности догнать лошадь. Миля попыталась поднять верхнюю шкуру и ударить ею волка. Шкура оказалась твердой и тяжелой как железо. Тогда она столкнула шкуру под ноги хищнику. Он споткнулся и кубарем покатился по дороге. Подоспевшая стая сгрудилась около него. Волки рвали сброшенную шкуру или раненого собрата. Воспитанная в комсомоле, Миля не верила в Бога, но в экстремальной ситуации вспомнила о нем и прошептала: «Господи, помоги лошади уйти от погони…»

2

Село Идринское Красноярского края, основанное в 1736 году, раскинулось на берегах реки Сыды, впадающей в Идру, которая, в свою очередь, впадает в Енисей. С трех сторон его окружала сибирская тайга. Вдали возвышались горы Крапивиха и Колываниха. Дома в селе добротные, рублены из красного леса, вытянулись по прямым улицам вдоль реки. Достопримечательностью села была каменная церковь, выстроенная в 1914 году и освященная в честь Георгия Победоносца. После революции церковь закрыли, а в шестидесятые годы – разрушили. У каждого дома – огород и надворные постройки.

Один из лучших – крестовый дом Михайловых. Он выделялся открытой террасой, на которой часто собирались родственники за кружкой чая. Постоянными атрибутами чаепития были самовар и примус. Дом отличался резными карнизами, наличниками и филенчатыми ставнями. В погребе под домом хранились картофель, овощи, всевозможные соленья и варенья. На участке размещались сарай, амбар, погреб, баня, навес, огород и сад, примыкающий к лесу. Под развесистой сосной стоял столик с точеными ножками, как у рояля, выполненный руками хозяина.

Александр Георгиевич окончил в Смоленске реальное училище и получил специальность архитектора. Он был мастером на все руки. Брал подряды на строительство жилых домов и других объектов. В Минусинске строил церковь. Алтарь и другие резные элементы из дерева выполнял собственноручно. Его уважали заказчики. Все договорные обязательства он выполнял качественно и в установленные сроки, следуя любимой поговорке: «Слово дороже головы».

Во время его поездок на строящиеся объекты все заботы по дому и хозяйству ложились на плечи жены, Анастасии Даниловны. Муж всегда называл ее ласково Тюней. Статная, трудолюбивая, молчаливая, она была хорошей женой, прекрасной хозяйкой и любящей матерью. Иногда, устав от домашних хлопот, садилась на ковер и играла с годовалым сыном Витей. В таких случаях муж откладывал в сторону чертежи и смотрел, очарованный, на жену и сына. Настя чувствовала на себе его взгляд, но не поворачивалась в его сторону. Александр Георгиевич подходил к жене, присаживался рядом, обнимал за плечи, прижимался лицом к ее пышным светлым волосам и произносил:

– Тюня, какая ты чудесная! Сидел бы вечность рядом.

– А кто будет зарабатывать деньги и содержать семью?

Он не стал отвечать на ее вопрос, а продолжал восхищаться женой:

– Мне очень повезло, что я женился на тебе. Лучшей жены мне не надо. Ты прекрасно со всем справляешься.

Анастасия Даниловна промолчала. Она знала, что муж ее любит беззаветно. А вот любит ли она? Ее родители выдали дочь замуж против ее воли. Им не хотелось отказывать известным в городе сватам. По их мнению, это была блестящая партия для дочери. Сами они хоть и были знатного происхождения, но к тому времени род Байкаловых почти разорился. В восьмидесятые годы девятнадцатого века это был типичный случай выдачи дочерей замуж без их согласия. Обычно родители рассуждали: «Поживут – слюбятся». Она же любила другого человека, но не смела ослушаться родителей. Может, поэтому была молчаливой и задумчивой. После рождения первого сына Вити, испытав радость материнства, Настя привязалась к Александру Георгиевичу. Она уважала и ценила его. Ей хотелось иметь большую семью.

Повернувшись к мужу, поцеловала в щеку, всегда чисто выбритую. Александр Георгиевич крепче прижал жену к себе.

– Саша, тебе не кажется, что у нас слишком маленькая семья?

– Тюня, неужели тебе мало одного сына?

– Конечно, мало. С одним ребенком – это не семья. С двумя детьми – полсемьи. С тремя – полноценная семья.

– Не беспокойся. У нас все впереди. Даст Бог, будут у нас еще дочки и сыночки.

Источники: