Яндекс.Метрика

Яша+Маша. Поэтика одной любви

Новосибирский поэт Яков Сёмочкин представил большую сольную программу. Однако, назвать это чистым «сольником» нельзя, поскольку важную роль в программе с исчерпывающим названием «Яша+Маша» играет музыкальный аккомпанемент.

Яков Сёмочкин и Мария Бершадская

Яков Сёмочкин и Мария Бершадская

За него отвечает ещё один новосибирский поэт, музыкант, концертмейстер, а по совместительству – жена и муза Якова Сёмочкина Мария Бершадская. Семейный подряд выступил 11 февраля на одной из самых прогрессивных площадок Новосибирской области – в галерее Александра Симушкина «Джазиум». Мало какое местное заведение может похвастать столь вдохновенным семейным начинанием!

Яша+Маша

Яша+Маша

Несмотря на некоторую усталость от поэтического мероприятия «Предназначено на слэм. Only superstars!» и невзирая на крепкий морозец, в Jazzium на Яшу с Машей собрался полный зал уютной галереи. Частично были оккупированы и её окрестности – столь любимый завсегдатаями арт-зала подиум.

Яша+Маша аудитория

Яша+Маша аудитория

Яков Сёмочкин – поэт, писатель, преподаватель, автор и ведущий различных культурных проектов – от музыкально-поэтических вечеров до интеллектуальных игр. Активный участник многих лито и клубов. Среди ярких проектов последнего времени с решающим участием Якова – «Поэтическая поляна», «Лига Свободных Авторов», День авторской песни в НГОНБ. Скажем, при выпуске двух томов «Поляны» Сёмочкин выступил одним из редакторов этих сборников. Яков и Мария – постоянные ведущие больших отчётных концертов «Лиги Свободных Авторов». Именно Яков вёл и День авторской песни.

Яша+Маша аккомпанемент

Яша+Маша аккомпанемент

В сольник Яков собрал больше 40 стихотворений, которые идут без антракта под изумительный клавишный аккомпанемент Бершадской чуть больше часа. «Целый час стихов одного автора?!» – ужаснутся одни. «Он что о себе думает, тоже мне, Пушкин!..» – съехидничают другие. «К чему синтезатор под стихи? Только отвлекает…» – пожмут плечами третьи. Ответственно заявляем: ни тех, ни других, ни третьих просто не было в морозное февральское воскресение в жарком «Джазиуме»! А если кто изначально с такими мыслями и подходил к мероприятию, был приятно обрадован и/или сурово посрамлён!

Яша+Маша

Яша+Маша

Час высокой, зернистой лирики Якова Сёмочкина пролетает на одном дыхании, даже на полувдохе! Да и по окончании большой программы хочется продолжать вдыхать, впитывать, вбирать в себя его мудрую, выпуклую, явственно осязаемую поэзию. Этому немало способствует тот факт, что Яков – великолепный мелодекламатор, чтец от Бога, настоящий мастер подачи стихотворного текста. Не в пример многим поэтам, Яков действительно умеет читать свои стихи! Озвученные автором, сопровождаемые Машиным аккомпанементом, стихи Сёмочкина перестают быть только хорошим рифмованным текстом – они становятся высокой лирикой, многожанровым художественным произведением. Каждый слушатель и зритель находит в этом представлении что-то своё: поэтику, мелодику, ритмику, артистизм исполнения, харизматичную авторскую подачу.

Яков Сёмочкин

Яков Сёмочкин

Тематика вечера «Яша+Маша» не исчерпывается лирикой единения двух творческих сердец, хотя любовь, конечно, контрапунктом идёт сквозь всю программу:

Взгляд чуть-чуть разнежен,
Волос чуть растрёпан,
Я вчера повержен,
Я вчера растоптан.

Я вчера обласкан,
Я вчера истерзан,
Я вчера разгадан,
Смят и обезврежен.

Яков Сёмочкин – мастер лирического бытописания. Как ни странно, этот столбовой для русской поэзии жанр сегодня редко представлен среди молодых авторов, склонных к формальному эпатажу, тянущихся за эфемерной модой на заимствованные слова и темы. Простые по форме, глубокие по содержанию, бытописания Якова иногда ироничны, иногда грустны, иногда романтичны, но никогда – не озлоблены, в них нет столь частой у нынешних поэтов ненависти, нигилизма, а есть мудрое приятие всей сложности и многообразия окружающего мира:

Я бросаю пельмени в кипящую воду.
В это время вождей выбирают народы,
В этот миг происходят кровавые фарсы
(Попадает Земля под влияние Марса),
В этот час пребывает стремительно кризис,
Цепенея от ужаса, рушится бизнес,
Очень быстро растёт населенье Китая,
А озоновый слой всё стремительней тает,
Бездуховности тлен разъедает планету…
Только я приготовлю отнюдь не котлету,
Не рагу и не борщ, а в приступе лени
Побросаю в кастрюлю быстрее пельмени!
И, пока в кипятке я мешаю их ложкой,
Наркотический трафик разбух, точно дрожжи,

Интернет разбросал социальные сети
(Точно мошки, в них вязнут сильней наши дети),
Миллиарды людей не найдут пропитанья –
Не совсем справедлив, знать, закон мирозданья!
Только я о нём думать забыл. По-тюленьи
Я с восторгом гляжу, как всплывают пельмени…
Мне вопрос философский задать вы хотите:
«Почему же пельмени? И в чём суть событья?»
Я отвечу вам честно, за правду радея:
«Блюд сложнее готовить, увы, не умею.
Мне сейчас мировые проблемы до фени:
Очень хочется жрать… Всё, готовы пельмени!»

Разумеется, поэт не может не размышлять о своём месте в современном мире, о роли поэта в театре человеческих страстей:

Каков с поэзии доход?
Над строчкой не звенит монета,
Гай Меценат гуляет где-то
И слава что-то не идёт.

За тридцать быть поэтом – стыд:
Залысины, пивной животик,
И вдохновенья острый дротик
Всё реже точно в цель летит.

Поклонники – у молодых
(Признаться, и у них – не густо,
Но у тебя и вовсе пусто),
И ты не первый средь вторых.

И, как назло, опять тебя
Старик Державин не приметил,
И постмодерна модный ветер
Промчался мимо, смысл губя.

Так что же, классики мои,
Чем оправдать сей труд досужий,
Который нынче вряд ли нужен
В подвижном нашем бытии?

А классик вдохновенно чист,
Глядит с парадного портрета,
Молчит и не даёт ответа,
А ты кропаешь новый лист…

Яков Сёмочкин – поэт разноплановый и большой (в том числе, вышел он и ростом!), и каждый читатель найдёт у автора что-то максимально «своё», наиболее родное своим мыслям, своей душе. Автору этих строк особенно близки лирические переживания героя стихов Сёмочкина, связанные с размышлениями о Родине и её истории, об истории своей семьи и о нашем общем вкладе в тот вековой созидательный труд, благодаря которому живёт и развивается русская культура.

Мой дед был плотник, и в родном селе
Рубил он «в лапу» избы и сараи:
Они стоят и нынче на земле,
И до сих пор о нём напоминают.

Мой дед с трудом расписываться мог:
Корявой строчкой в трудовую книжку
Фамилию вписал, но точно в срок
«На мох» дома он ставил, как коврижки;

Говаривал: «Вот виден наш покос»,
По воскресеньям выпивал рюмаху,
В крестьянскую работу прочно врос,
Как в выходную белую рубаху.

Я внук его. Я в городе живу,
Преподаю историю и право,
Стихов узоры весело плету,
И быть довольным всем имею право.

Но по ночам порой один вопрос
Внутри меня скребёт и сердце мучит:
«Василь Егорыч, виден мой покос?»
Ответа нет, пока что не получен.

Яша+Маша+«светофор»: Елена Берсенёва, Павел Куравский, Любовь Ануреева

Яша+Маша+«светофор»: Елена Берсенёва, Павел Куравский, Любовь Ануреева

Как водится, галерея Jazzium порадовала зрителей и музыкальной программой. После того, как свою поэтическую часть завершили Яков Сёмочкин и Мария Бершадская, отменный сет выдали группа «Агма» и Сергей Рахчевский. Они исполнили как несколько зажигательных песен лидера группы Сергея Пышненко – студенческих, блюзовых, философских – так и песни из репертуара Владимира Высоцкого. Более того, гости галереи смогли познакомиться и с Сергеем Пышненко-живописцем: на нескольких стендах «Джазиума» работает выставка картин талантливого новосибирца.

Лидер группы Агма Сергей Пышненко

Лидер группы Агма Сергей Пышненко

Галерея Jazzium не намерена снижать планку! Следите за анонсами новых мероприятий с помощью Афиши на Литературной карте Новосибирской области. Место встречи изменить нельзя: ТЦ «Мегас», Красный проспект 2/1, третий этаж. Сильнейшие поэты и музыканты – в галерее Jazzium!

Павел Куравский

Фото: Густаво Зырянов-Веласкес