Андрей Подистов: «Пишу в свободное от работы время»

В рамках проекта «На писательской улице» фонда «Сибирский писатель» журналистка Анастасия Жигулина встретилась с А.В. Подистовым – членом Российского союза писателей и Союза журналистов России. Его фантастические и детские произведения публиковались в журналах «Порог», «Уральский следопыт», «Замысел», «Костёр», «Миша», во многих местных периодических изданиях. В 2018 году Подистов занял 1 место в областном конкурсе им. П. Дедова с остросоциальными рассказами «Вишнёвое варенье» и «Возвращения». Также Андрей Владимирович является педагогом дополнительного образования и руководит литературным клубом «Геликон».

– Андрей Владимирович, однажды вы сказали, что вас воспитывали литература и улица, но в итоге победила литература. Как это на вас отразилось и почему вы всё-таки выбрали литературу?

– К счастью, улицу выбирают немногие, иначе было бы опасно выходить из дома. Просто детство у мальчиков – это территория риска, где хватает опасностей и дурного влияния. А хорошие книги, литература – они всё-таки воспитывают нас положительно. Я много читал, и мне это до такой степени нравилось, что я сам захотел сочинять.

– В третьем классе вы выпускали свой рукописный журнал, где были и редактором, и автором, и художником. Думали ли вы, что это станет вашей профессией?

– Есть такая банальная и при этом верная фраза: «Всё начинается с детства». Зачастую в детских играх и увлечениях определяются и развиваются наши таланты. Конечно, в начальной школе я о своём будущем ещё не думал. А в классе шестом-седьмом уже решил, что стану или писателем, или кинорежиссёром. Даже посылал свои рассказы в разные детские журналы. Безрезультатно.

– Вы продолжали развиваться как писатель в студенческие годы?

– Я написал в юности много сказок, писал фантастику, юмористическую прозу. Получалось, на мой взгляд, хорошо, публиковали во многих периодических изданиях. Особенно востребованы оказались детские вещи, наверное, потому что были весёлые. За них я получил первые дипломы на литературных конкурсах.

– Когда вышло в свет ваше первое произведение?

– Сразу после школы. Это был юмористический рассказ «Несколько слов о пьяных» в газете «Молодость Сибири». Чувство юмора, наверное, и мешало мне всю жизнь быть серьёзным писателем. А первой книгой был мистический детектив «Игры с Танатосом», изданный в Новосибирске в 2002 году.

– Кто были первыми читателями ваших произведений?

– Одним из самых популярных моих произведений была «Летопись сражений», которую я писал на уроках в седьмом классе. В ней все мои одноклассники дрались друг с другом. Листочки гуляли по партам, все смеялись, а учителя откликались на это тем, что выгоняли меня с уроков. В разное время мои близкие реагировали на произведения по-разному. Если это было не на пользу домашнему хозяйству – то не очень. Если не в ущерб – то хорошо. Главный мой помощник и критик – жена.

– Подражали ли вы кому-нибудь в начале творческого пути?

– Временами я с удивлением замечал в том, что пишу, какие-то интонации от Марка Твена, Стругацких. Старался уходить от этого, писать по-своему. Пожалуй, в одной давней сказочной повести — «Маркиз и Чуня в Рыцарском королевстве» так и осталось что-то родственное твеновскому роману «Янки при дворе короля Артура».

– Всю жизнь вы готовились стать писателем, но при этом постоянно занимались чем-то другим. Например, восемь лет поработали в НИИ Растениеводства, далее пошли в журналистику. Мечта стать писателем всегда была с вами или забывали о ней, а потом возвращались?

– Литературным трудом, увы, могут заработать на жизнь немногие. В Новосибирске знаю одного такого уникального писателя, Геннадия Мартовича Прашкевича, у которого занимаюсь на литературном семинаре больше десяти лет. Остальные писатели работают в самых разных местах: редакциях, банках, даже в бизнесе. Пишут, как говорится, в свободное от работы время. Я в их рядах. Пишу по зову души и когда есть свободная минутка.

– Возникали ли сложности на вашем творческом пути, как вы с ними справлялись?

– С течением времени уходит вдохновенность – когда пишется легко, само собой. Выручает некоторый профессионализм – на помощь приходит ремесло. И помогла, и помешала мне в писательском деле журналистика. Её плюс – она заставляет быть работоспособным, писать много, не ожидая вдохновения, а минус – публицистичность языка идёт во вред художественности.

– Какой из советов, который вам когда-либо давали, оказался самым ценным?

– Универсального совета никто не давал, да таких, наверное, и нет. Надо искать себя, свои темы, своих героев, свой язык. Гоголь утверждал, что любой человек может стать писателем, нужно только писать каждый день, пока рука не будет полностью повиноваться мысли. Хороший совет, который, к сожалению, я выполняю не каждый день и даже не каждую неделю.

– Что для вас на первом месте в данный момент: журналистика, писательство или педагогика?

– Журналистику я сейчас только преподаю в детско-юношеском центре «Старая мельница», так что я уже больше педагог, чем журналист. Мои художественные и журналистские тексты публиковались в журнале «Новосибирск», но его в последнее время перестали финансировать. Веду литературные объединения в «Мельнице», планетарии, ФМШ.

Я с удовольствием учу ребят писать короткую прозу, и мои талантливые ученики побеждают на международных и всероссийских конкурсах, что радует. Хочется ещё напечатать несколько своих, важных для меня, вещей. Ждут этого часа повесть-мечта «Жила-была семья» (первая часть опубликована в московском сборнике «Куумба», а всего их семь), сказка «Непобедимый Лопухов», остро-социальные детективы «Заговор обезьян», «Проект БИ», повесть «Гравитоплан» — о знаменитой «платформе Гребенникова.

– Учитесь ли вы чему-нибудь у своих учеников и меняетесь ли вы со временем?

– Учусь у ребят фантазии и живости мышления, насколько возможно, ведь это теряется с возрастом. Все мы меняемся. Хотелось бы, чтобы эти перемены были в лучшую сторону.

– Продолжаете ли вы развиваться в своей профессиональной деятельности? Если да, то каким образом?

– Если говорить о педагогике, то здесь, мне кажется, всё получается как раз лучше и лучше. И причина — в той самой повседневной практике, о которой говорил Гоголь, и в дружеских отношениях с учениками. В литературном творчестве развитие тоже идёт: «взрослею» — больше пишу для взрослых, а не для детей.

– Каких принципов вы придерживаетесь в своей профессиональной деятельности?

– Как педагог, я считаю, что нужно научить детей учиться, а не вкладывать в них готовое. Помочь им раскрыться, ведь они лучше ощущают, что для них органично. И дать им почувствовать удовольствие от творческой работы. Как пишущий человек, я понимаю, что стоит писать только о чём-то очень важном и о том, что можешь написать именно ты, а не другие.

– Представьте: проснулись вы как-то утром — и оказалось, что все ваше творчество, все миры и книги вам лишь приснились. Создали бы вы их заново? Или предпочли бы начать все «с чистого листа»?

– Книги у писателя тесно связаны с его жизнью и пишутся на протяжении жизни. Если бы приснился такой ужас, я бы подумал: «Не судьба!» – и пошёл бы в управдомы.

Источник: сайт фонда «Сибирский писатель»

Оцените этот материал!
[Оценка: 3