Яндекс.Метрика

Федосеев Григорий Анисимович

Григорий ФедосеевГ. Федосеев - Таёжные встречиГригорий Анисимович Федосеев родился 7 (19) января 1899 года в станице Кардоникской Баталпашинского отдела Кубанской области (в настоящее время Зеленчукский район Карачаево-Черкесии). Его отец, офицер казачьего полка, погиб в начале Первой мировой войны.

Желая дать сыну образование, его мать переехала в Баталпашинск, впоследствии – Черкесск, где находилась гимназия. Григорий учился прилежно, при любой возможности старался заработать деньги – то на сыроварне, то давая уроки, детям из богатых семей, зная, как трудно маме платить за его обучение.

После гимназии отслужил в армии. В 1926 году окончил Кубанский политехнический институт в Краснодаре.

В 1930-х годах Григорий Федосеев переезжает в Новосибирск, где работает инженером на Новосибирском аэрогеодезическом предприятии № 8, участвует в полевых геодезических работах в Хибинах, Забайкалье и Восточных Саянах.

В качестве начальника отряда, а позже и начальника экспедиции руководил топографо-геодезическими работами по построению плановой и высотной основы в бассейне реки Ангара, на Средней и Нижней Тунгусках, ряд лет занимался исследованием Яблонового и Станового хребтов, Охотского побережья, Джугдырского хребта. При его непосредственном участии создавалась геодезическая основа и карта на районы Братской, Усть-Илимской, Богучанской и Зейской ГЭС, БАМа.

В 1948 году окончил Новосибирский институт инженеров геодезии, аэрофотосъемки и картографии.

Г. Федосеев - Злой дух ЯмбуяПервый этап картографирования нашей СССР, завершившийся в 50-х годах созданием карты в масштабе 1:100 000 на всю территорию страны, был очень трудоемким и просто героическим. Создание точной карты на малоисследованные, труднодоступные районы Сибири и Дальнего востока требовало от геодезистов и топографов большого мужества, выносливости, напряжения всех духовных и физических сил. Им приходилось долгие месяцы жить вдали от человеческого жилья, общества, пробираться через непроходимые лесные массивы и болотные топи, взбираться на неприступные скалистые вершины, спускаться на плотах по бурным, порожистым рекам.

За двадцатилетие кочевой экспедиционной жизни Григорий Анисимович глубоко изучил нравы, повадки многих обитателей тайги, рек, гор. Он был большим знатоком флоры и фауны Приохотского края, умелым и удачливым рыбаком и охотником. Он собрал большую коллекцию растений, певчих птиц, шкур и рогов обитателей Сибири и Дальнего Востока. Все эти экспонаты он передал в дар Академии наук.

Григорий Анисимович преуспел не только как опытный специалист, но и как талантливый литератор, сумевший в литературном искусстве достичь поистине горных вершин, хотя как писатель публиковаться он начал сравнительно поздно.

Работая в экспедициях, Григорий Федосеев многие годы регулярно по «горячим следам», у дымного костра, в палатке, под шум дождя заносил свои наблюдения в дневники. В них отражались трудовые будни товарищей по профессии — геодезистов, астрономов и топографов, впечатления от окружающей природы, большим любителем и знатоком которой он был.

Г. Федосеев - Таёжные повестиПисатель Кондратий Урманов, дружески помогавший Г.А. Федосееву в работе над рукописями первых книг, вспоминает, что Григорий Анисимович говорил ему: «В походе я никогда не расставался с дневником и всегда старался вписать в него первое впечатление. Отложи я записи на завтра, и то огромное впечатление, которое я получил при первом знакомстве, невозможно было бы восстановить».

В его книгах о труднопроходимой тайге, диких животных, кочевниках-эвенках основной темой является человек с его качествами: благородством, целеустремленностью и умением прийти на помощь в трудную минуту. Через все книги писателя проходит тема нравственной силы человека. Сила эта — больше, чем просто смелость; ведь готовность идти на риск еще не героизм. Героизм — поступок, в основе которого лежит высокая человечность, нравственная сила. Григорий Анисимович в своих произведениях ярко показал примеры настоящей человеческой дружбы и искренней любви к природе. Герои его произведений – реальные люди, проверенные временем и испытаниями друзья и коллеги – те, с кем в безлюдной тайге доводилось делить последнюю краюшку хлеба.

Героями повествований Федосеева стали его товарищи – самые обыкновенные, простые люди: инженеры, рабочие, конюхи… Фактически все они выведены в книгах под своими реальными именами. В предисловии к роману «Смерть меня подождет» Г. А. Федосеев признавался: «Труд исследователя всегда был тяжелым испытанием. Ему я посвятил всю свою жизнь. Но я не подозревал, что написать книгу куда труднее. Порою меня охватывало разочарование, я готов был бросить свою работу, и только долг перед своими мужественными спутниками заставлял меня снова и снова браться за перо».

Все произведения Федосеева написаны от первого лица, однако ни в одном из них не упомянуто имя автора. Строение прямой речи настолько виртуозно, что не имеется ни малейшего намека на имя собственное. Рассказчик постоянно остается на втором плане, хотя в повествуемых событиях принимает самое прямое участие. Невероятное впечатление производят лирические отступления автора, где любое описание природы неразрывно связано с сюжетом произведений.

Г. Федосеев - Пашка из Медвежьего логаПожалуй, точнее всех сказала о книгах Федосеева Мариэтта Шагинян: «Книги бывают разные. Одни подобны окнам, сквозь стекла которых (светлые или мутные) читатель лишь наблюдает людей и природу, какими их описывает автор. Другие — словно раскрытые двери, и вы сразу, с первой страницы, входите в них: дышите свежим воздухом, ощущаете землю под ногами, слышите говор людей, птиц, шум реки, шум леса, словно вступили в реальную жизнь — не читателем книги, а ее участником. Вот таким свойством вовлечения в свой мир обладает Г.А. Федосеев, свойством, надо сказать, очень редким и драгоценным у рассказчика. Я раскрыла его книгу «Тропою испытаний», стоя у письменного стола, с намерением только посмотреть, полистать… Но… пахнуло ледяной свежестью, снежным бураном на далекой маленькой станции, кинулись навстречу собаки Кучум и Бойка, заскрипели полозья под грузом экспедиции, все задвигалось, ожило, потянулось вперед — и я, потянувшись вместе с ними в мир настоящих, захватывающих приключений, так и осталась стоять у стола, погруженная с головой в книгу…»

Особенностью писательского таланта Григория Анисимовича является то, что его книги читаются на одном дыхании. Некоторые люди даже считали, что за Федосеева писал кто-то другой. Правда лишь в том, что жена автора – Елена Иосифовна Глосинская — перепечатывала за супругом все его рукописи, так как почерк Григория Анисимовича был очень неразборчив и трудночитаем.

Основные произведения писателя многократно выходили на болгарском, чешском, немецком, венгерском, словацком, польском, финском, иврите, английском, бенгальском, французском, голландском, шведском языках.

Первый сборник рассказов Федосеева — «Таёжные встречи» — был опубликован в 1950 году. Используя записи своего дневника, он в дальнейшем стал сотрудничать с журналом «Сибирские огни», в котором под рубрикой «Записки бывалых людей» стали печататься его рассказы. В 1951 году в «Сибирских огнях», затем и отдельным изданием опубликованы его очерки «Мы идем по Восточному Саяну», а в 1953 году — «Загадки леса». Сам автор называл их документальными рассказами о подвигах советских людей, о тех, кто ценою жизни заплатил за открытия на карте нашей Родины.

Г. Федосеев - В тисках ДжугдыраК середине пятидесятых годов Григорий Анисимович стал видной фигурой в Новосибирской писательской организации.

Крутой поворот в его жизни произошел с выходом на пенсию, когда он решил стать профессиональным писателем. В 1956 году Григорий Федосеев по состоянию здоровья переезжает в город Краснодар, где за одиннадцать лет закончил более десятка произведений. Многотысячными тиражами вышли: «В тисках Джугдыра», «Улукиткан», «Тропою испытаний», «Смерть меня подождет», «Злой дух Ямбуя», «Пашка из Медвежьего лога», «Таежные повести» и другие.

Произведение «Мы идем по Восточному Саяну», основанное на дневниковых заметках, сразу после публикации стало удивительно популярным и было напечатано многими издательствами. Недоступные хребты горного массива, скрытые под висящими низко облаками острые вершины, срывающиеся с бешеной скоростью вниз водопады и человек с его упорством, целеустремленностью, мужеством. Экспедиция в этих горах была очень тяжелой, практически на грани катастрофы: все ее участники передвигались с трудом, несколько недель назад закончились запасы еды. Люди, направленные за подмогой, разбились на шивере (каменистом перекате) реки Кизир. Тем не менее путь был пройден. Вслед за ним последовали такие же опасные и труднопроходимые, но необходимые для науки экспедиции.

События повести «Злой дух Ямбуя» разворачиваются в 40-х годах 20 века в труднодоступных районах Восточной Сибири. В процессе геодезических исследований один за другим неподалеку от гольца Ямбуй исчезли трое участников экспедиции. Оказалось, злой дух Ямбуя – это огромный медведь-людоед, забравший жизни жителей этого края. Федосееву и Карарбаху пришлось устроить опасную охоту за этим монстром. По повести Григория Федосеева «Злой дух Ямбуя» режиссером Б. Бунеевым в 1978 году был снят одноименный фильм, ставший лидером кинопроката и получивший премию Джека Лондона.

Г. Федосеев - По Восточному Саяну«Смерть меня подождет», «Пашка из Медвежьего лога», «Тропою испытаний» — произведения автора, литературный талант которого резво набирал обороты, выходили одно за другим. При жизни Федосеева часто печатали в «Роман-газете» и журнале «Сибирские огни», в рубрике «Записки бывалых людей». Настоящих переплетных книг вышло считаное количество, в то время как зарубежные издания публиковали русского писателя очень активно.

Имел место случай, когда к дочери Григория Федосеева Вере приехал один обеспеченный француз, прочитавший повесть «Пашка из Медвежьего лога» и пожелавший непременно отыскать героя такого замечательного произведения. Объездив все поселки в Саянах и потратив на поиски уйму денежных средств, он не сумел найти и следа Пашки Копейкина и решил для себя, что такого человека вовсе не существовало и герой Федосеевым просто придуман. Так, в горьком разочаровании иностранец и уехал. Через короткий промежуток времени Вера разбирала архивы отца и наткнулась на старенькое фото с белобрысым пареньком, стоявшим у костра среди геодезистов. С его обратной стороны была надпись, сделанная рукой матери: «Пашка».

Проживая последнее десятилетие в Краснодаре, Федосеев постоянно приезжал в Новосибирск на встречи с друзьями, коллегами, студентами НИИГАиКа и топографического техникума. Последняя встреча со студентами НИИГАиКа прошла в актовом зале института в 1967 году — за год до смерти Григория Анисимовича.

В память об эвенке-проводнике Улукиткане, верном друге, Григорий Анисимович написал книгу «Последний костер», как оказалось, последнее свое произведение, изданное при жизни. Сердце мужественного человека, преодолевавшего на протяжении многих лет в нечеловеческих условиях тысячи километров и написавшего тысячи строк, не выдержало чрезмерного напряжения. 29 июня 1968 года Григория Анисимовича Федосеева не стало. Писатель в это время находился в Москве.

Г. Федосеев - Смерть меня подождётКниги «Последний костёр», «Живые борются», и «Меченый» вышли уже после смерти Григория Анисимовича.

Повесть-сказка «Меченый» увидела свет в 1989 году. Издание повести было подготовлено Марком Либеровичем Гофманом. «Местами приходилось писать самому вместо автора, — вспоминает Гофман, придерживаться его стиля. Рукопись состояла из разрозненных кусков. Автор не успел привести ее в надлежащий вид».

Интересен стиль написания повести, до этого ни разу не использовавшийся в отечественной литературе: повествование идет от лица волков, поступки и мысли которых основаны на двух действиях — «выследить и напасть». Только внимательный наблюдатель и натуралист, коим являлся Федосеев Григорий Анисимович, мог так точно изобразить жизнь тайги, еще не тронутой человеком.

Одна из урн с прахом писателя и исследователя по его завещанию была захоронена в Саянах в отрогах высочайшего пика Восточного Саяна — Грандиозного, на перевале, получившем имя Григория Федосеева. Вторая часть праха покоится в Краснодаре на Славянском кладбище.

Кроме того, в честь писателя был названа горная вершина абсолютной высотой 2007 метров. А один из перевалов высотой 2010 метров носит имя одного из героев произведений Федосеева — Улукиткана (Сергея Трифонова). Эти географические отметки расположены в точке, где сходятся хребты Становой и Джугдыр. Рядом водораздел горных рек, впадающих в Лену и Уду.

В Новосибирске в честь писателя названа улица, а на здании Сибирского научно-исследовательского института  геологии, геофизики и минерального сырья расположена мемориальная доска в память о нём.

Произведения:

  • «Мы идём по Восточному  Саяну». Сборник рассказов (Новосибирск, 1949)
  • «Таежные встречи». Сборник рассказов (Новосибирск, 1950)
  • «Загадки леса» (Новосибирск, 1953)
  • «В тисках Джугдыра» (Новосибирск,1956)
  • «Тропою испытаний» (Новосибирск,1957)
  • «Улукиткан». Повесть (Новосибирск, 1958)
  • «Глухой неведомой тайгою». Записки путешественника (Краснодар, 1960)
  • «Смерть меня подождёт» (Новосибирск, 1962)
  • «Пашка из Медвежьего лога». Повесть  (Москва, 1964)
  • «Злой дух Ямбуя» (Москва, 1966)
  • «Последний костёр»  Повесть в журнале «Роман-газета» № 24(646) (Москва,1969)
  • «Таежные повести» (Москва, 1972)
  • «Живые борются» (Москва, 1974)
  • «Меченый». Повесть (Новосибирск, 1989)

Г. Федосеев - МеченыйТворчество:

(фрагмент из повести «Меченый»)

У норы лежала старая волчица, опустив тяжелую голову на вытянутые передние лапы. Заживший шрам пересекал наискось широкую бровь, затемнив навсегда левый глаз. Уши волчицы чутко сторожили тишину.

Она изредка приподнимала голову, втягивала влажными ноздрями воздух, ждала. Из норы выглядывали пять нетерпеливых щенков. Вечерний сумрак возбуждал их, им хотелось бегать, играть, но они не смели без разрешения матери покинуть свое душное убежище.

На таежные травы легла прохлада. Волчица приподнялась, настороженно осмотрела лес, затем долго обнюхивала воздух. Убедившись, что в старом бору все остается без изменений, она встала. Как по команде, из норы выкатились щенки, и пошла потасовка. Волчата бросились к ключу, прыгали через валежник, кувыркались, таскали друг друга за хвосты.

Волчица была равнодушна к игре малышей. Волчата же, для которых мать являлась воплощением не столько любви, сколько чрезмерной строгости, следили за каждым ее движением. Пусть посмеет кто-нибудь из щенят не заметить ее молчаливого приказа, он будет жестоко наказан и надолго запомнит, что нужно быть наблюдательным. Малыши знали, что мать никому поблажки не дает и ничего не прощает. Но и угодить ей было почти невозможно, уж слишком строго судила она поступки щенят.

Игра продолжалась. Мелькали серые комки на поляне. Кто-то из щенят схватил сухое старое сохатиное ухо и бросился наутек. Остальные стали догонять его. Добычу с азартом отнимали друг у друга, злились, готовы были подраться. Вот один, самый резвый и ловкий из всех, прорвался с сохатиным ухом вперед. Он сделал хитрую петлю и замер, вытянувшись вдоль колоды. На него налетел сзади другой. Два прыжка, схватка — и всерьез сцепившиеся щенята подкатились к ногам волчицы. Игра вмиг перешла в яростную драку. Первый, подмяв под себя противника, неистовствовал, впившись в него зубами. К дерущимся подбежали остальные щенки. Все смешалось, зарычало, по-звериному оскалились морды волчат. Но, как ни странно, даже и теперь мать была равнодушна.

Щенки дрались злобно, долго. Тут уж было не до сохатиного уха, о нем забыли. Первый волчонок свирепствовал больше всех. В беспощадности, с какой он набрасывался на противников, уже чувствовалось нечто звериное, появившееся в нем раньше времени. Он разбрасывал всех, не считаясь, кто за него, кто против, будто понимал, что в такой схватке важно, чтобы и свои, и чужие знали силу его клыков. Но и ему крепко досталось: расчесали загривок и прокусили ногу. Молча, тяжело дыша и корчась от боли, он подошел к волчице и сел, точно копируя ее позу. Мать все заметила и по достоинству оделила щенка, она скупо лизнула его влажным языком — это считалось в волчьей семье высшей наградой.

Г. Федосеев - Загадки лесаВ бору снова стало тихо. Забившись под кусты и валежник, щенки зализывали свои раны. Только один продолжал сидеть рядом с матерью, не выдавая боли. Ростом он был чуточку длиннее и выше своих братьев и сестер. По его спине ремнем сбегала от шеи к хвосту темная полоска. На груди он носил родовую светлую манишку. Прямые и крепкие ноги заканчивались широкими ступнями с пальцами, хорошо вооруженными когтями. Через весь лоб у него лежал широкий, только что заживший шрам. Им-то он и был приметен среди остальных волчат. Еще будучи слепым, он умел быстрее своих братьев и сестер находить у матери соски, отнимать их у других, питался лучше. А когда прозрел, стал применять силу при дележке пищи и получал лучшие куски. Все это позволило ему окрепнуть быстрее других и превзойти их ростом.

Этот упрямый щенок слишком рано стал вписывать в свою звериную биографию геройские дела. Не в игре на поляне, не в драке с братьями он рассек себе лоб. Несколько ночей назад, когда мать и отец были на охоте, на спящих у нор волчат камнем упал филин.

Не растерялся щенок с темной спиной. Бросок — и его острые зубы впились в горло птицы. Завязалась борьба. Филин пытался освободиться от прилипшей к груди тяжести, сильные крылья помогли ему оторваться от земли, закачался филин со страшной ношей, брызнула на землю кровь из разорванного горла.

Волчонок, не разжав челюсти, так и упал на землю вместе с мертвой птицей.

Филин располосовал волчонку лоб, дав повод для достойного имени герою нашего повествования.

Так мы и станем называть его — Меченый.

Будущие волки проходили суровую школу под строгим началом матери. Волчица хорошо знала жизнь. Изломанное ребро, шрам на брови, вырванный глаз — все это не позволяло ей преувеличивать волчье счастье. Она была от природы угрюмой, замкнутой. И с первых дней, как только у волчат прорезались глаза, воспитывала в щенках терпение, необходимое хищнику. Но прежде всего — дисциплина. Волчица жестко наказывала щенят за малейшее непослушание. Она не терпела нарушителей порядка. Больше всего щенкам доставалось за трусость. Не щадила волчица тех, кто в драке взвизгнет, сжалится над врагом или не сумеет отомстить. Она не ласкала щенят и не принимала ласки от них, держала «в черном теле», будто понимала, что только жестокий, хитрый и терпеливый волк способен к борьбе за существование.

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки::

Произведения автора:Г. Федосеев - Тропою испытаний

  • «Собрание сочинений»: в 3 т. Т.1. Мы идем по Восточному Саяну; Злой дух Ямбуя. : Записки путешественника; Повесть / Г. А. Федосеев. — Москва: Молодая гвардия, 1989.
  • «Собрание сочинений»: в 3 т. Т. 2. Смерть меня подождет / Г. А. Федосеев. — Москва: Молодая гвардия, 1989.
  • «Собрание сочинений»: в 3 т. Т. 3. Тропою испытаний. Последний костер / Г. А. Федосеев. — Москва: Молодая гвардия, 1990.
  • «В поисках Джугдыра»: повести, рассказы / Г. А. Федосеев. — Москва : Вече, 2017. — (Сибириада).
  • «Злой дух Ямбуя»: роман  / Г. А. Федосеев. — Москва : Вече, 2010. — (Сибириада).
  • «Пашка из медвежьего лога»: повесть / Г. А. Федосеев. — Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1967.
  • «Последний костер»: повесть / Г. А. Федосеев. — Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1971.
  • «Тропою испытаний»: повесть / Г. А. Федосеев. — Москва: Детская литература, 1984. — (Библиотечная серия).

О нём:

  • «Слово о друге». В.И. Галицкий  //  «Литературное наследство Сибири»: в 8 т. Т .8. Кондратий Урманов. Александр Новоселов. Лидия Сейфуллина. Марк Азадовский. Кондратий Худяков. Иосиф Ливертовский / сост. Н. Н. Яновский. — Новосибирск: Западно-Сибирское книжное издательство, 1988.
  • «По следам походных костров». А. Горшенин  // «Писатели Новосибирска. XX век. Хрестоматия» / сост. А. Горшенин. – Новосибирск: Новосибирский гуманитарно-просветительский клуб «Зажги свечу»; Издательство НГОНБ, 2015.
  • «От жизни и литературе».  Г. Колесникова  // «Писатели-сибиряки». Литературно-критические очерки. Выпуск 2: сборник / сост. Н. Н. Яновский. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1959.
  • «Тайна Григория Федосеева и его «Последний костер».  И. Подсвиров // Сибирские огни. – 2013. – №1.
  • «Тайна Григория Федосеева и его «Последний костер».  И. Подсвиров  // Сибирские огни. – 2013. – №2.
  • «Перевал  Григория Федосеева». А.И. Смердов  // «У истоков Сибирианы» / А. И. Смердов. — Новосибирск: Новосибирское книжное издательство, 1987.

Источники: