Пухначёв Василий Михайлович

В. Пухначев - Сибирь моя, Сибирь

Василий Михайлович принадлежал к числу тех певцов Сибири двадцатого столетия, усилиями которых её поэтический образ сформировался, отложился в памяти народной и стал национальным культурным достоянием. Иного пути у Пухначёва, с корнями и истоками, уходящими глубоко в сибирскую землю, наверное, просто и быть не могло.

Детство Василия Пухначёва пришлось на революционные годы и Гражданскую войну. Отец Василия участвовал в партизанском движении. Однажды его предупредили о готовящемся налете белочехов, и он спрятал семью вместе с семилетним Василием и его годовалой сестрой на дальней заимке, где они почти месяц спасались от карателей.

Сын учителя, Василий Пухначёв и сам на первых порах шел по стопам отца. В шестнадцать лет он окончил школу второй ступени с педагогическим уклоном в г. Камень-на-Оби и вместе с другими её выпускниками учительствовал в селах Сибирского края. Сначала заведовал школами в алтайских деревнях и коммуне «Стенька Разин», а в 1929 году получил назначение инспектором политпросвета Каменского окроно. Шла первая советская пятилетка, начиналось колхозное строительство. И восемнадцатилетний комсомолец Василий Пухначёв стал ещё и уполномоченным по коллективизации, которую — так уж совпало — проводить ему выпало в родном Волчно-Бурлинском.

Назначенный в 1930 году заведующим Кочковским районо (нынешняя Новосибирская область), Пухначёв сразу же столкнулся с острой нехваткой учительских кадров. Тогда он вспомнил свой школьный выпуск и решил обратиться к выпускникам школы второй ступени Камня-на-Оби с призывом поехать всем классом в Кочковский район. Молодежь с энтузиазмом откликнулась, и тридцать юношей и девушек вскоре прибыли в Кочковский район.

В. Пухначев - Сказки. Рассказы. Стихи

Ну а сам Пухначёв в ноябре 1931 года отправился на Дальний Восток, в Особую Краснознаменную Дальневосточную армию, которой командовал тогда командарм Василий Блюхер. В учебной роте 5-го Амурского стрелкового полка Пухначёв прослужил один год. За это время он не только постиг армейскую науку, но и приложил усилия, чтобы ликвидировать неграмотность среди красноармейцев, а также занимался выпуском полковой газеты, с которой и начался его путь как пишущего человека. В августе 1932 года Пухначёву было присвоено звание командира запаса РККА, а через месяц он уже был в Новосибирске. Василия Михайловича избрали заместителем председателя крайкома Союза работников искусств, а вскоре ещё и председателем краевой Военно-шефской комиссии. Возглавляемая Пухначёвым, она организовывала выезды артистических бригад в погранотряды, проводила смотры красноармейской художественной самодеятельности, многочисленные шефские спектакли и концерты.

В предвоенные годы Василий Михайлович руководил целым рядом учреждений культуры, пока в конце 1939 года его не пригласили на службу в политуправление СибВО. Как раз в это время приказом наркома обороны К.Е. Ворошилова организовывались окружные ансамбли красноармейской песни и пляски. Начальником ансамбля СибВО назначили Пухначёва, а художественным руководителем — композитора А.П. Новикова.

Получив в свои руки профессиональный хоровой коллектив, его руководители начали создавать репертуар. На слова Пухначёва Новиков написал хоровую сюиту для солистов, хора и оркестра в трех частях. По сути, это были первые песни о Сибири советской и первый опыт Пухначёва как поэта-песенника. Другими творениями Пухначёва и Новикова стали «Песня сибирских полков» и «Нас не запугать», в которых нашел своё отражение великий патриотический порыв народа, поднимавшегося на борьбу с врагом.

Позже Пухначёв был направлен в политуправление 2-го Прибалтийского фронта, где прослужил до конца войны, удостоившись нескольких боевых наград, в числе которых был и орден Красной Звезды. Но и на фронте Василий Михайлович не оставлял творческую работу. Принял, в частности, участие в конкурсе на создание песни о героической 1-й ударной армии фронта и выиграл его.

Закончилась война. Эшелоны с победителями потянулись в разные уголки страны. Комиссаром эшелона с демобилизованными, идущими в Сибирь, был назначен Пухначёв. То был незабываемый, триумфальный путь! На каждой станции толпы встречающих, всеобщее ликование, объятия, слезы радости, песни под гармонь… У поэта Пухначёва всё это вызывало столь же сильный эмоциональный подъем и творческий прилив. И сами собой складывались слова песни:

Едут солдаты с победой домой,
Армии Красной герои,
Поезд подходит; в простор голубой
Песня летит над рекою.
Встречайте девчата,
Встречайте, ребята,
Родные, встречайте,
Встречайте, друзья!
Встречай, дорогая, —
Из дальнего края,
Вернулись с победой
Солдаты домой!

В. Пухначев - Ильичево поле

Чуть позже А.П. Новиков написал музыку к этим стихам, и получившаяся песня прочно вошла в репертуар ансамбля СибВО. Некоторое время после демобилизации из армии Пухначёв работал начальником Новосибирского управления культуры, а с 1947 года полностью перешёл на творческую работу.

Свою литературную деятельность Пухначёв начал с песни и именно в песенно-поэтическом творчестве получил наибольшие известность и признание. Сложить песенный текст, чтобы он гармонично потом лёг на музыку и остался в памяти слушателей, задача очень трудная. Редкому стихотворцу это в полной мере удаётся. Пухначёву удавалось, казалось бы, без особого труда.  Ведь Пухначёв родился и вырос в местах, где жили переселенцы из Украины, Тамбовщины, Воронежа, других российских уголков. Память о родных местах они лелеяли в песнях. Сибирские мотивы мешались с тамбовскими припевками, украинскими мелодиями. Любовь к народной песне подогревало и родственное окружение Василия Михайловича, которое отличалось музыкальностью.

Но к чуду народной песни, ставшей впоследствии основой всей его поэтической работы, Пухначёв в начальной поре своей жизни прикоснулся, прежде всего, благодаря своей матери. В книге «Мне довелось…» он вспоминает: «…В небольшой учительской квартире при школе долгими зимними вечерами мама, Мария Фоминична, и жена дяди, Татьяна Федоровна, пели за каким-нибудь рукоделием старинные сибирские песни, а я, мальчонка, слушал и слушал их и с той поры породнился на всю жизнь с песнями моего народа». Он и сам потом запишет немало народных песен от сибирских сказителей, но услышанные от матери останутся поистине краеугольным камнем его творчества.

Пухначёв обладал глубинным ощущением народной песни, позволявшим ему даже по какому-то отдельному фрагменту воссоздавать ее цельный облик. Красноречивой иллюстрацией может служить такой пример. В 1950-х годах сибирские композиторы организовали экспедицию по сбору песенного фольклора в Нарыме. В одном из сёл две старушки напели им чудесную по мелодии песню, но из слов помнили только три начальных фразы. Вернувшись в Новосибирск, композиторы А.П. Новиков и В.С. Левашов попросили Пухначёва продолжить, дописать песню. Василий Михайлович прекрасно справился с задачей, и песня вошла в репертуар Сибирского народного хора.

В. Пухначев - Сказки. Рассказы. Стихи

Но вот что для Пухначёва-песенника примечательно. Имея народно-фольклорные корни и истоки, тексты его песен наполнены, как правило, социально значимым, актуальным, а то и просто острозлободневным содержанием. Поэтому и песни Пухначёва в большинстве своём были, с одной стороны, «остановленными мгновениями» истории советского общества, а с другой стороны — конкретным творческим результатом определённого «социального заказа». Пухначёв всегда жил в ногу со своим временем и чувствовал его потребности.

После военных лет жизнь потребовала новых песен — «песен труда и любви». И они были созданы Пухначёвым в сотрудничестве теперь уже с композитором Валентином Левашовым. Яркими примерами таких произведений стали «Шёл солдат», «Там, где в поле рожь цвела», «Над полями зорька светлая». Нашлись и прекрасные исполнители в лице солистов Новосибирского театра оперы и балета Юрия Притулы и Ивана Круглова. Дуэт получил широкое признание, стал лауреатом Всесоюзного конкурса вокалистов, а певцы стали Заслуженными артистами РСФСР.

Восстанавливая разрушенное, страна в послевоенные пятилетки разворачивала масштабное строительство, в том числе и в Сибири. На её реках начиналось могучее гидростроительство. Его первенцем стало сооружение Новосибирской ГЭС. Всегда чуткий к социально-экономическим преобразованиям, Пухначёв тем более не мог пройти мимо того, что вершилось буквально под боком, на его малой родине. В очерке «Как пишутся песни» читаем: «С композитором В.С. Левашовым мы плыли на теплоходе из города Камень-на-Оби в Новосибирск… Я вышел на палубу. Широко, могуче стремила течение Обь. В синем небе реяли чайки. Впереди, на горизонте, показались контуры гидростроительства, силуэты кранов и вал плотины… Я смотрел на эту новую для древней Оби быль и как-то невольно, видя развернувшуюся перед взором картину, начал импровизировать, словописать виденное:

Над широкой Обью
Бор шумит зелёный,
Над широкой Обью
Чайки день-деньской…

Стоявший рядом Левашов вслушался в слова и сказал:
— Продолжай, продолжай… Ведь это песня получается!»

Песня действительно получилась. Впервые исполненная в начале пятидесятых всё теми же Ю. Притулой и И. Кругловым, она была широко подхвачена и вот уже более полувека гуляет по просторам Сибири, а для новосибирцев она стала знаковой. Не одно десятилетие её первые такты были позывными Новосибирского радио.

Своя документальная история ещё у одной широко известной песни Пухначёва. Как известно, первая половина пятидесятых годов отмечена не только гидростроительством, но и освоением целинных земель. Многие тысячи молодых людей двинулись в Сибирь и Казахстан, движимые мощным романтическим порывом. В марте 1954 года Василий Михайлович оказывается в недавно созданном алтайском целинном совхозе «Кулундинский». На комсомольском собрании совхоза, куда был приглашен и Пухначёв, его попросили написать песню о целине и целинниках. Пухначёв пообещал, и слово сдержал, сложив вскоре слова новой песни. В.С. Левашов положил их на музыку.

Широкие степи, целинные степи
От гор до тайги пролегли.
Увидишь — и сердцем полюбишь
навеки
Раздолье сибирской земли…

С целиной связан и очень некогда популярный «Сибирский вальс». Пухначёв с композитором Георгием Носовым приехали в один из целинных совхозов, костяк которого составляли несколько сотен демобилизованных солдат. Они и попросили написать «такую песню, чтобы девчата сюда поехали», а то «жениться не на ком». Заказ был принят и выполнен: у поэта с композитором родился задушевный «Сибирский вальс»:

Здесь, на далеком Алтае,
Голос мне слышится твой,
Верю, моя дорогая,
В скорую встречу с тобой!

В. Пухначев - Железный богатырь

К стихам Пухначёва обращались многие известные советские композиторы. Кроме уже названых, это и В. Мурадели, и Т. Хренников, и И. Дзержинский, и Г. Иванов, А. Долуханян… Они охотно шли на сотрудничество с Пухначёвым во многом и потому, что легко находили с ним общий творческий язык. В этой связи уместно вспомнить эпизод совместной работы Пухначёва с композитором Касьяновым.

Новосибирский театр оперы и балета задумал создать оперу о героическом подвиге русского народа, пришедшего осваивать Сибирь. Написать либретто поручили Пухначёву. В 1956 году оно было закончено и получило высокую оценку. Комитет по делам искусств СССР написать музыку поручил Александру Касьянову. А вскоре Василий Михайлович получил от него письмо: «…Признаюсь, я никогда в своей жизни не видел более либреттного либретто оперы! Здесь всё поётся!» Как вспоминал впоследствии Пухначёв: «Во время работы над оперой «Ермак» мы сблизились с Александром Александровичем общностью взглядов на искусство и крепко подружились». Через год опера была завершена, и 23 февраля 1957 года в Новосибирске состоялась ее премьера. Одновременно в Москве она была показана в концертном исполнении ансамблем Советской оперы ВТО. А в 1960 году оперу «Ермак» во время гастролей Новосибирского театра оперы и балета на сцене Большого театра увидели и услышали столичные зрители, у которых она вызвала большой интерес.

Нужно сказать, что либретто оперы возникло у Пухначёва не «с чистого листа», а написано было по его же одноимённой поэме. Это говорит нам о то, что Пухначёв в своем творческом диапазоне был на самом деле много шире, чем просто поэт-песенник. Любопытно, что и первые его книги были вовсе не поэтическими. Дебютировал он в 1947 году с книгой очерков «Лесорубы». Потом вышел ещё целый ряд книг очерков, рассказов, сказок. И только в 1954 году появились первые поэтические сборники Пухначёва — «Песни» и «Мой знакомый» со стихами для детей.

В. Пухначев - Сказки старого Тыма

Кстати говоря, Пухначёв любил и умел писать для юной аудитории и в детской литературе также оставил достаточно заметный след. А началось всё незадолго до Великой Отечественной войны, когда Василий Михайлович с художником Алексеем Лушниковым отправились в фольклорно-этнографическую экспедицию в верховья таёжного обского притока Тыма, где жили ханты и селькупы. Здесь Пухначёву впервые посчастливилось повстречаться с целым рядом замечательных национальных сказителей. «Сказочная их фантазия не имела границ, — вспоминал Василий Михайлович. — В свободную от охоты и рыбного промысла пору они могли целыми днями рассказывать творимые ими сказки». Множество их было записано и в той, и в других, последовавших за нею экспедициях. Работа над сказками увлекла Пухначёва на долгие годы. Итогом этого большого кропотливого труда стала вышедшая в 1950 году книга «Сказки старого Тыма». При жизни Пухначёва она выдержала около десятка изданий и пользовалась огромной популярностью у детей и взрослых.

От приобских сказителей Пухначёв почерпнул богатый материал не только для сказок. От них же услышал он и множество
бывальщин. Этот фольклорный жанр увлёк Пухначёва не меньше сказок. Многие годы он собирал и записывал народные притчи, пока, наконец, не сложилась из них целая книга, которая вышла в 1970 году в Барнауле. Кстати говоря, бывальщины Василий Михайлович прекрасно рассказывал сам. В этом нетрудно убедиться, прослушав выпущенную в 1970-х годах фирмой “Мелодия” пластинку с записью сибирских бывальщин в исполнении Пухначёва.

В фольклорных, сказовых традициях написано и самое крупное произведение Пухначёва — поэма-трилогия «Сказ о Васюганье» (1969). Идея его создания возникла у Василия Михайловича в процессе общения с русской песенницей и сказительницей из Васюганья Пелагеей Романовной Ереминой. «Сама история рода Ереминых была былинной, суровой и поэтичной, — пишет в книге «Мне довелось…» Пухначёв. — Предок-старообрядец, храня старую веру, бежал от никонианцев в Васюганье, в скиты. А сын Пелагеи Романовны Павел Филиппович Еремин в наши дни был начальником Томского областного управления культуры». Эти сведения из истории рода Ереминых послужили сюжетной основой поэмы-трилогии «Сказ о Васюганье» — самого крупного произведения Пухначёва.

Расскажи, Пелагея Романовна,
Все, что сердцем хранила в памяти,
Спой, чтоб жизнь в былом встала
заново
В песнях-сказках из снежной замяти.

В. Пухначев - Сказ о Васюганье

В целом же трилогия представляет собой стилизованное под народный язык поэтическое повествование о роде старовера Еремея, охватывающее по времени несколько веков нашей истории. Последняя часть поэмы описывает уже «Новосибирск поры военной, Сибирь научных поисков, времени, «когда свершил полет Гагарин». Сама Сибирь и есть центральный герой «Сказа о Васюганье», объединяющий судьбы разных людей, населяющих поэму. Произведение характерно поэтикой крупных обобщений, свойственных народному творчеству, сказовой интонацией, вполне отвечающей заявленному названию. Впоследствии Всесоюзное радио осуществило ещё и радиопостановку по «Сказу…»

В 1970-е годы Пухначёв создаёт еще одну историческую поэму — «Ильичево поле», посвящённую организации в 1918 году на Алтае питерскими рабочими сельскохозяйственной коммуны «Зори Октября». Однако подобного предыдущим успеха она не имела.

Пухначёв был человеком очень подвижным, темпераментным, натурой непоседливой. Слова известной песни «старость меня дома не застанет: я — в дороге, я — в пути» как раз про него. Исколесив родную страну вдоль и поперёк, побывав в самых различных её уголках, он и за рубежом был нередким гостем. В качестве полпреда сибирской культуры приезжал в ГДР, Францию, Италию, Болгарию и другие государства Европы. С другой стороны, произведения Пухначёва не раз издавались за рубежом и переведены на многие языки народов Советского Союза.

В 1964 году Новосибирск посетил первый секретарь компартии ГДР Вальтер Ульбрихт. В числе подаренных ему сибирских сувениров была и пластинка с песнями Пухначёва, которую Василий Михайлович лично вручил высокому гостю.

В. Пухначев - Доброе утро, Россия

Произведения Пухначёва публиковались в журналах «Сибирские огни», «Огонек», «Крокодил», «Смена» и заслужили любовь читателей.

14 октября 1982 года Новосибирск прощался с поэтом. Он прожил 72 года, вместившие в себя целую эпоху, отмеченную бурными социальными процессами. Ей он посвятил свои стихи и песни, её воспел в эпических произведениях.

Творческую судьбу Пухначёва можно назвать вполне счастливой. Правда, далеко не всё, что он написал, равноценно (как, впрочем, и у любого другого поэта). Значительная часть его произведений несет на себе ощутимый идеологический налёт. Но для убежденного коммуниста, много лет жизни отдавшего советской политработе, это объяснимо и естественно. Встречаются в произведениях Пухначёва и декларативность, и определённая примитивность формы, и повторение общеизвестных мотивов, и другие недостатки.

Но ведь правильно говорят, что творчество художника надо оценивать по его вершинам, а не слабостям. А у Василия Михайловича Пухначёва такие вершины, безусловно, есть.

Памяти Пухначёва посвящена мемориальная табличка, установленная по месту его жительства — на жилом доме по ул. Серебренниковская, 11.

Книги:

  • «Лесорубы». Очерки (Новосибирск, 1947)
  • «Сказка» (Новосибирск, 1948)
  • «Охотничьи тропы». Сборник, куда вошел рассказ В. Пухначёва «Зимними тропами» (Новосибирск, 1948)
  • «Большая дорога». Очерк (Новосибирск,  1948)
  • «Сказки старого Тыма» (Новосибирск, 1950. Душанбе, 1981)
  • «Сказка жизни». Сказки народов России в записи и обработке В. Пухначева (Москва, 1950)
  • «Беспокойные сердца». Рассказы. (Новосибирск,  1951)
  • «Охотничья сметка». Рассказы (Новосибирск, 1953)
  • «Человек везде хозяин» (Иркутск, 1953)
  • «Песни» (Новосибирск, 1954)
  • «Мой знакомый». Стихи (Новосибирск, 1954)
  • «Сказки» (Новосибирск, 1959)
  • «Песни» (Новосибирск, 1959)
  • «Пою Сибирь» (Москва, 1962)
  • «Россия — песня моя». Песни, стихи, поэма «Ермак» (Новосибирск,  1963)
  • «Доброе утро, Россия». Стихи, песни, поэма (Новосибирск, 1968)
  • «Песня, сердцу близкая». Сборник песен на стихи В. Пухначёва (Барнаул, 1969)
  • «Сибирские бывальщины» (Барнаул, 1970. Новосибирск, 1978)
  • «Ты — в сердце у меня». Стихи (Новосибирск, 1970)
  • «Сибирь моя, Сибирь…» Стихи. Песни. Поэмы «Сказ о Васюганье» и «Ермак» (1973)
  • «Ильичево поле». Поэма (Москва, 1978)
  • «Мне довелось…» (Новосибирск, 1986)
  • «Родники России». Поэмы, стихи, песни (Барнаул, 1979)
  • «Железный богатырь» (Москва, 1977)
  • «Чик-чирик» (Красноярск, 1957)

Творчество:

 

Про Сибирь мою

Про Сибирь мою
Я везде пою.
Про сибирский край
Вся земля узнай.
Здесь зимой снега
Пухом стелются
И шумит тайга
Под метелицей.
А весной в простор
Трактора идут.
Люди главный спор,
Бой за хлеб ведут.
Наших рек разлив —
Что моря весной.
До чего ж красив
Ты, мой край родной!
Про Сибирь мою
Я везде пою.
Вся земля узнай
Про сибирский край!

***

Над полями зорька светлая…

Над нолями зорька светлая…
Ты, березонька заветная,
На листах твоих багряный свет,
Что же друга милого все нет?
Лишь уйдет, со мной расстанется —
И минута годом тянется!
Ясным днем и ночью при луне
Без него покоя нету мне.
Ой, березонька нарядная,
Ты послушай, ненаглядная,
Я откроюсь, душу не тая,—
Для него навек любовь моя.
Лучше нет на свете верности,
С верой чистою, без ревности.
Где бы ни был парень дорогой,
Всюду я с ним, всюду он со мной.
Ой, любовь, река глубокая!
Милый, радость синеокая!..
Я откроюсь, душу не тая,—
Для тебя навек любовь моя.

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

О нём:

  • «Беседы о сибирской литературе» / Горшенин А. В. — Новосибирск : ИД «Горница», 1997.
  • «Василий Пухначев» / А. В. Никульков. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1980.
  • «На мирном направлении» [Послевоенная литература Сибири; творчество В.М. Пухначева, К.Л. Лисовского, Е.К. Стюарт] / А. Горшенин // Сибирская горница. — 2002. — N: 4.

Источники:

  • «Беседы о сибирской литературе» / Горшенин А. В. — Новосибирск : ИД «Горница», 1997.
  • «Два столетия. А. Горшенин» // «Сибирские огни», 2010, №8.
Оцените этот материал!
[Оценка: 0