Залыгин Сергей Павлович

Сергей ЗалыгинС. Залыгин - Тропы АлтаяРусский советский писатель, академик РАН. Родился 6 декабря 1913 (23 ноября по старому стилю) в селе Дурасовка (ныне Сухаревка, Мелеузовский район, Корнеевский с/с, Башкортостан) в семье интеллигентов, в студенческие годы подвергавшихся политическим репрессиям.

В 1939 году окончил гидромелиоративный факультет Омского сельскохозяйственного института. Занимался научной работой, участвовал в экспедициях в Сибири. Первая литературная публикация относится к 1940 году.

Во время войны служил инженером-гидрометеорологом на северной Оби. В 1948 году защитил кандидатскую диссертацию и был приглашен на должность зав. кафедрой орошения и мелиорации Омского сельскохозяйственного института.

В 1953 году переехал в Новосибирск и занялся в основном литературной деятельностью, оставаясь одновременно сотрудником Сибирского отделения АН СССР. В конце 1960-х годов переселился в Москву. С 1969 был одним из секретарей правления СП РСФСР.

Первый роман Залыгина «Тропы Алтая», написанный в 1962 году, был посвящён биологам. В этом произведении впервые была отчетливо заявлена одна из сквозных тем творчества Залыгина — неразрывная связь человека и природы, «натуро-философская» окраска размышлений писателя о жизни общества и современного человека.

С. Залыгин - На ИртышеА уже следующее произведение Залыгина — повесть «На Иртыше», напечатанная в «Новом мире» в 1964 году, — стало событием и общественным, и художественным. Впервые в советской подцензурной печати коллективизация тридцатых годов была представлена как трагический перелом в судьбах русского крестьянства, а следовательно — и в судьбах России ХХ века. Однако значимость этой повести отнюдь не исчерпывалась общественно-публицистическим ее содержанием. В новом своем произведении Залыгин выступает как художник и философ. По сути, перед нами художественное исследование создававшегося в России веками крестьянского уклада жизни: быт, культура труда и взаимоотношений, мироощущение, жизненная философия.  В 1992 году повесть была экранизирована режиссёром Вячеславом Сорокиным.

За повестью «На Иртыше» последовали романы «Соленая падь» (1968), «Комиссия» (1975), «После бури» (1985). Каждое из этих произведений не только для писателя но и для отечественного читателя было этапным в осмыслении основных вопросов русской истории и нашего национального характера.

Роман «Соленая падь», посвященный гражданской войне в Сибири, рассказывает о партизанском вожаке, полководце-самородке Ефреме Мещерикове (прототипом его стал алтайский крестьянин Е.М. Мамонтов) и о его «партизанской республике»; это роман о сибирском крестьянстве, взявшем в гражданской войне сторону красных и защищавших в ней свои коренные интересы.

С. Залыгин - КомиссияВ основу сюжета романа «Комиссия», действие которого также приходится на годы гражданской войны, легла история создания сибирскими крестьянами Лесной Комиссии в 1918 году. Целью этой Комиссии, а по сути, Крестьянского правительства, было сберечь и лес вокруг их деревни, и земли, и саму крестьянскую жизнь в тяжкое разорительное время гражданской войны. «Комиссия» — одна из немногих наших книг, где гражданская война осознана как общенародное, национальное бедствие с глубокими последствиями.

В обоих романах художественно исследуется народная власть, возникшая вне «правил», её социальная и психологическая природа, её правосознание и философия, её идеалы и способ действия. И одновременно это романы о трагедии, об исторической обречённости такой власти. И в «Соленой пади», и в «Комиссии» весь образ изображаемой жизни как бы вытянут навстречу будущему — Залыгин уверен, что и в 18-м и в 19-м годах правота была на стороне народного большинства; вопрос был в том, как распорядится народ своей правотой и чего добьется, какое будущее заложит для себя.

И, наконец, последний — четвертый роман — художественное исследование узловых моментов истории русского общества в начале века — роман «После бури», явился масштабной попыткой воссоздать «идеологический ландшафт» Советской России двадцатых годов, увидеть её жизнь, а главное понять порождаемые этой жизнью мысли изнутри, на разных уровнях, в том числе и на тех, какие обычно не принимались во внимание советской литературы, скажем, мировосприятие той поры представителей «старой» России, изгоев в новой действительности.

Произведения Сергея Залыгина неоднократно отмечались премиями: романы «Южноамериканский вариант» и «Комиссия» — премией журнала «Наш современник», а за роман «Соленая падь» автор был удостоен Государственной премии СССР в 1968 году. Награждён орденом Трудового Красного Знамени в 1964 году, орденом Ленина в 1971 году. В девяностые годы награждён Орденом дружбы народов за литературную и общественную деятельность, а также Орденом Сергия С. Залыгин - После буриРадонежского второй степени и грамотой от Алексия Второго за свою экологическую деятельность.

В августе 1986 году его назначили главным редактором журнала «Новый мир», который благодаря перестройке под его руководством вновь начал играть значительную роль в культурной жизни СССР. Залыгин открыл новую, самую яркую страницу в новейшей истории журнала. Именно в этом журнале публиковались недоступные ранее советскому читателю произведения русской литературы, и острейшие произведения, посвященные больным сторонам современной жизни. Публицистика «Нового мира» рубежа восьмидесятых-девяностых годов открывала для русского общества всю полноту, остроту и масштабность современных проблем. Вводила в современный культурный обиход современную русскую философию, политологию, экономическую мысль. Журнал стал тем органом, который позволил войти в литературу целой плеяде новых талантливый русских писателей.

Именно на посту главного редактора журнала «Новый мир» в 1988 году Сергею Павловичу Залыгину было присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина и золотой медали «Серп и Молот».

Умер Сергей Павлович Залыгин 19 апреля 2000 года в Москве. Похоронен на Троекуровском кладбище Москвы.

Произведения:

  • «Рассказы» (1941)
  • «На Большую землю» (1953)С. Залыгин - Солёная падь
  • «Красный клевер» (1955)
  • «Обыкновенные дни» (1957)
  • «Тропы Алтая» (1962)
  • «Весной нынешнего года» (1964)
  • «На Иртыше» (1965)
  • «Соленая падь» (1968)
  • «Черты профессии». Статьи (1970)
  • «Литературные заботы». Статьи (1972, 1979)
  • «Южноамериканский вариант» (1973)
  • «Комиссия» (1976)
  • «Фестиваль» (1980)
  • «Рассказы от первого лица» (1983)
  • «После бури» (1985)
  • «Зимний хлеб». Пьеса (1988)
  • «Незабудка» (1989)

Творчество:

(фрагмент повести «На Иртыше»)

С печки под настил полатей высунулась кудлатая стариковская голова, вслед за нею — рука с горящей спичкой… Покуда огонь спички не достал пальцев, старик глядел неподвижно, серьезно, ничуть не удивляясь и ничего не спрашивая, и только из бороды его вдруг вывалился большой тяжелый крест и закачался на длинной цепке, словно маятник…

Бросив спичку, старик помусолил на губах пальцы и спросил:

— Шапки-то сымают в дому или как ноне? В колхозе это ни к чему? — Зевнул. Перекрестил рот с редкими длинными зубами, потом спустил с печи костлявые ноги в исподних штанах до колен и сам неторопливо спустился вниз. Сел на прилавок, зевнул, поправил крест на голой, тощей груди и ответил себе: — Совсем даже ни к чему…

Степан Чаузов, нагнувшись к старику, крикнул:

— Сын где у тебя? Где Лександра?

— Сын-от? Так он — не мой, сын-от… Он теперя ваш. Сказать — колхозный. Обчественный… Вот объясните, где он? Где подевали? Чей он приказ сполняет?

Мужики как-то разом шумнули, кто-то крикнул:

— Не дури, отец! Лександра твой зерно спалил. Семена. Понятно тебе?!

— И-ишь ты! До чего крестьянин дошел — зерно жгет! Семена! Хлебушко, значит, и в огонь! Времена-а… Ну, огоньку-то, видать, ишшо премного будет… Ишшо не одно зерднышко сгорит в огоньке-то…

— Э-эх, старый! А еще просил Лександра-то твой перенесть его всем миром на Митрохино место! Сегодня только и просил…

— Как-как?

— Избу вот эту просил перенесть, говорю!

— А и что же? Опять же и дом-от нонче без хозяина. Сказать, так хозяевов у его — вся деревня… Обчественный вроде. Ну и обчество обязано об доме заботиться, коли Иртыш ограду моет… Чтобы все было в аккурате. Или — не так говорю?!

— Ты, старой, не крути! — крикнул Егорка Гилев, сорвавшись на высокую ноту.— Мы ужо без тебя шибко крученные: раз перекрутнешь, оно на обратную-то сторону знаешь как р-развернётся?!

— Все может быть, все может быть… Вот и ты, Егорша, ночью ко мне без спросу пожаловал и шапку не скидываешь… Да ить не как-нибудь — с оружьем, а? — Старик взял из рук Егора ломик, поднялся с прилавка, подошел к лампе.— Острый ли ломик-то?…— Потрогал острие большим костлявым пальцем.— Острый, видать…— И вдруг, закинув ломик за плечо, повернулся, всхрапнул и дико заревел через бороду: — А ну, цыть отседова, проклятущие!!! С глаз долой! Пришибу любого, на святую икону, на Христа-бога не погляжу — пришибу! Днем зерно выгребаете с амбара, ночью — ордой разбойничать?! Пришибу, хады!

В длинной разорванной рубахе, в исподних штанах, будто обрубленных до колен, откинувшись назад и высоко слева от себя закинув ломик, старик Ударцев медленно двинулся правым ребристым боком вперед, заслоняя собою лампу и бросая на людей огромную колеблющуюся тень без головы — тень головы уползала за настил полатей…

Он дышал тяжело и хрипло сквозь клыкастый, широко раскрытый рот, все дальше заламывал обнаженные до локтей сухожильные руки, и все пронзительнее двумя тонкими полосками, словно лезвиями, блестел в его руках круглый ломик.

— Ну, хады, не одного пришибу! Не-ет, не одного…

Люди попятились прочь, потом кто-то метнулся в дверь, и те, кто был на крыльце, столкнули со ступеней, тех, кто стоял в сенцах, выдавили на крыльцо…

И только Степан Чаузов, упершись плечом о косяк, остался в избе…

На полатях вдруг сначала тихо, а потом во весь голос страшно завопила девчонка:

— О-о-ой, мамынька-а-а!

Но старик не дрогнул, не поднял глаз, а, все круче разворачиваясь боком вперед, медленно двигался на Степана…

А Степан все стоял и глядел на старика, не спуская глаз, и по грязному, в размазанной саже и копоти, лицу его катились капли пота, и потому, что лицо иногда вздрагивало, капли оставляли на нем ломаные белые линии — на лбу, на щеках, на бледных, плотно сжатых губах…

— Ма-а-мынька! — снова крикнула девчонка на полатях, и в дверь ворвалась Ольга…

— Батя! Опомнитесь, батя, человека убиваете! Человека! — Она бросилась на старика, повисла на нем, обхватив за шею, а подбородком, головой старалась достать его заломленную вверх руку…

Старик остановился…

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • Собрание сочинений в 4-х томах. Романы «Соленая падь», «Тропы Алтая», «Южноамериканский вариант», «Комиссия», повести «На Иртыше», «Оська — смешной мальчик», «Свидетели», рассказы и статьи о литературе / С. Залыгин. — Москва : Молодая гвардия, 1979.
  • «Комиссия» / С. Залыгин. — Новосибирск, 1981.
  • «Комиссия» / С. Залыгин. — Москва : Вече, 2012.
  • «Солёная падь» / С. Залыгин. — Москва, 1976.
  • «Обыкновенные дни» / С. Залыгин. — Москва, 1957.
  • «Боб», «Санный путь». С. Залыгин // «Сибирский рассказ». — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1975.
  • «На Иртыше». С. Залыгин // «Повести и рассказы советских писателей»: Кн.1.  — Москва : Художественная литература, 1985.
  • «Незабудка». С. Залыгин // «Повесть’89». — Москва : «Современник», 1990.
  • А также публикации в журналах «Новый мир», «Октябрь», «Сибирская столица» и других.

Об нём:

  • «Писатели Сибири» : Избранные статьи / Н. Н. Яновский. — Москва : Современник, 1988.
  • «История и современность» : статьи / Н. И. Яновский. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1974.
  • «Голоса времени» / Н. Н. Яновский. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1971.
  • «Поиск» : литературно-критические статьи / Н. Н. Яновский. — Новосибирск : Западно-сибирское книжное издательство, 1979.
  • «Умное сердце» : три портрета (Е.Стюарт, Л.Решетников, Н.Яновский) / Ю. М. Мостков. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1976.
  • «Беседы о сибирской литературе» / Горшенин А. В. — Новосибирск : ИД «Горница», 1997.
  • «Зрелость художника». Очерк творчества С. Залыгина / А. А. Нуйкин. — Москва : Советский писатель, 1984.
  • «Русская литература конца ХХ века» : пособие для старшеклассников и студентов / К.Д Гордович. — СПб. : Петербургский институт печати, 2003.
  • «Между исповедью и проповедью». Очерки о писателях стран СНГ и Балтии / Л. А. Теракопян. — Москва : Культурная Революция, 2010.
  • «Человек и земля в русской социально-философской прозе 70-х годов» (В. Распутин, В. Астафьев, С. Залыгин) / А. Ф. Лапченко. — Ленинград : Издательство Ленинградского университета, 1985.
  • «Сергей Залыгин. Страницы жизни и творчества»  / И. А. Дедков. — Москва : Современник, 1985.
  • «Бесповоротный. 6 декабря исполнилось бы 100 лет Сергею Залыгину». П. Гончаров // Литературная газета. — 2013.

Источники:

Оцените этот материал!
[Оценка: 0