Коронатова Елена Ивановна

Елена КоронатоваЕ. Коронатова - Жизнь Нины Камышиной

В литературе сибирской писателей-женщин наберется немного. Женщин-прозаиков — и того меньше. И одна из самых заметных — Елена Ивановна Коронатова.

На собраниях в Новосибирской писательской организации ее всегда можно было увидеть в компании Елизаветы Константиновны Стюарт. Обе почти ровесницы, юность обеих прошла в Томске. А еще сближала и роднила их врожденная интеллигентность, которую далеко не у каждого, даже и очень талантливого человека встретишь. Наверное, поэтому и держались они вместе, хотя близкими подругами едва ли их можно было назвать. Но если Елизавета Стюарт являлась этаким воплощением гордой царственности, многих отпугивающей, то Елена Коронатова, наоборот, лучилась мягкой доброжелательностью и сердечностью, какими обычно отличаются любимые учительницы.

Они и в творчестве своем были разные.

Елизавета Стюарт не любила, чтобы ее называли поэтессой, и была права, поскольку сугубо женским началом ее поэзия отнюдь не пронизана. Зато в избытке его в произведениях Елены Коронатовой. Не удивительно, что романы и повести этой писательницы особой популярностью и любовью пользовались в первую очередь у читательниц. Тем более что в центре их были женские судьбы, которые оказывались созвучными судьбам многих и многих поклонниц таланта Елены Коронатовой.

Отчетливо просматриваются в ряде произведений Елены Коронатовой — в таких, прежде всего, наиболее крупных и значительных, как романы «Жизнь Нины Камышиной», «По ту сторону рва» — приметы ее собственной судьбы. Судьбы, надо заметить, непростой и нелегкой, вместившей в себя, помимо личных драм и проблем, многое из того, что переживало в двадцатом столетии все наше общество.

Е. Коронатова - В степи

Родилась Елена Коронатова 24 апреля 1911 года в городе Никольске-Уссурийском Приморского края, в семье офицера царской армии. Еще в раннем детстве, после смерти отца, погибшего в Первой мировой войне в 1914 году, семья будущей писательницы переезжает в Томск. В этом старинном городе прошли ее детство и юность. Жила большая семья Коронатовых (мать, бабушка и трое девочек-сестер) скудно, а потому трудовую жизнь Елене пришлось начинать рано — с двенадцати лет она уже давала частные уроки.

Здесь же, в Томске, Коронатова оканчивает школу с педагогическим уклоном, после которой работает сначала ликвидатором неграмотности в деревнях Томской области, а потом учительствует на Саралинских приисках в Хакасии. Одновременно трудится в газетах «Советская Хакасия» и новосибирской молодежной газете «Сталинское племя». Не обошло ее стороной военное и послевоенное лихолетье. Для Коронатовой стало оно не только периодом тяжелых испытаний, но и духовного и гражданского созревания, а также началом литературного становления.

В той или иной мере все это нашло свое отражение в жизни Нины Камышиной — главной героини одноименного романа Елены Коронатовой. Несмотря на автобиографическую окрашенность и даже некоторую, на первый взгляд, камерность, роман «Жизнь Нины Камышиной» — произведение подлинно эпического звучания. Перед нами — роман-судьба, жанр, получивший в русской литературе весьма широкое распространение. Следуя его традициям, Елена Коронатова через судьбу главной героини преломляет жизнь целой эпохи, отмеченной крупными социальными потрясениями, в числе которых была и Великая Отечественная война (жизнь военного тыла занимает значительную часть романа).

Война перекроила судьбы миллионов россиян. В том числе и дворянки по происхождению Нины Камышиной, которая волею обстоятельств оказалась далеко от большого города, в поселке приискателей и лесорубов, в совершенно непривычной и незнакомой среде и обстановке. Не сразу она здесь адаптируется, не вдруг и местные жители принимают ее, «интеллигентную дамочку», в свой круг. Помогает то, что Нина Камышина остро осознает, что в годину тяжких дли всей страны испытаний нельзя жить только собой и для себя, отдельно от совместных забот и общего людского горя.. Вместе с другими женщинами поселка Нина окунается в необходимую для фронта работу: собирает для солдат теплые вещи, размещает эвакуированных из блокадного Ленинграда, работает на лесоповале… В череде этих насущных дел главная героиня сближается с окружающими ее людьми, в полной мере ощущает сопричастность с судьбой страны. Здесь, в глухом углу Сибири, в глубоком тылу Нина Камышина самоутверждается как гражданин, как личность, как женщина, наконец. Писательница обнажает в романе многопластовый социальный срез. Произведение густо населено. За каждым персонажем стоит определенный человеческий и общественный тип или характер, за каждым — свое отношение к жизни. И вне взаимосвязи с каждым из них, подводит автор нас к мысли, едва ли бы сформировался характер самой Нины Камышиной.

Е. Коронатова - Бабье летоЕще более автобиографичен роман «По ту сторону рва».

«Я не могла не написать этого романа, — вспоминала об истории его создания Елена Ивановна. — Обстоятельства моей жизни сложились так, что многие годы я кочевала из больницы в санаторий, из санатория в больницу. Мне не часто удавалось вырваться из тягостного, замкнутого круга больных; их сложные, а порою трагические судьбы не могли не волновать меня».

Все, вроде бы, очень просто: личная причастность к определенной среде, непосредственные наблюдения над нею вылились в художественное произведение. Но простота эта очень обманчива. Сами по себе факты и ощущения, какими бы они интересными и значительными ни были, — всего лишь сырой материал, глина, из которой еще надо вылепить, сотворить художественное нечто. А это при упорном подчас сопротивлении материала удается не всегда. Елене Коронатовой удалось.

А рассказывает роман «По ту сторону рва», с одной стороны, о тех, кто страдает от тяжелых недугов, а с другой — о тех, кто их лечит. Но, показывает автор, оба этих больничных круга неоднородны. Есть больные, которые с большим мужеством и достоинством ведут борьбу за возвращение к нормальной жизни, а есть и другие, которые «уходили в болезнь настолько, что суживали все вокруг до собственного самочувствия». Не одинаковы и врачи: на фоне самоотверженного подвижнического труда одних особенно заметны безразличие и безответственность других. А их равнодушие в медицине, подчеркивает писательница, — особо страшна, ибо ценой ей может стать человеческая жизнь.

Лично пережитое заметно и в ряде других произведений Елены Коронатовой. Но не одними лишь автобиографическими источниками питалось ее творчество. Некоторые вещи рождались в результате творческих командировок, другие создавались под впечатлением услышанных житейских историй. Так, например, возникла одна из ранних повестей Елены Коронатовой «Бабье лето».

Е. Коронатова - Берега, которые уходятОднажды в сельской глубинке Елена Ивановна познакомилась с женщиной, колхозным бригадиром, которая рассказала о своей подруге, отбившейся от людей и полной мерой хлебнувшей горя и презрения. «Один гусь поле не перетопчет», — приговаривала при этом бригадирша. Ее присказка сыграла роль своеобразного «зажигания», которое привело в действие творческий мотор. В итоге родилась повесть о женщине, которая долго и трудно выбиралась на большак жизни, к людям. В характере главной героини — Клавдии — много доброго, хорошего. Но в колхозе она не работает, живет одиноко, тускло, только для себя. Разными путями, порой и не совсем чистыми, в дом ее приходит достаток. Однако это не радует ее. Только давняя сердечная привязанность к Матвею, сильному и душевному человеку, согревает ее унылую жизнь. Когда-то их дороги разошлись, а теперь оба мучаются, не находя верной тропы к сердцу друг друга. Лишь вырвавшись из узкого собственнического мирка, находит Клавдия свое счастье — в коллективном труде, в радости общения с людьми, в любви дорогого ей человека.

А вот для того, чтобы написать повесть «Берега, которые уходят», Елене Ивановне пришлось как следует изучить современную ткацкую фабрику, ее людей, в основном женщин. И не удивительно, что, с одной стороны, писательница продемонстрировала здесь отличное знание фабричной жизни и производственных проблем, а с другой — показала с не меньшей дотошностью бытовую сторону существования своих персонажей, справедливо полагая, что это звенья одной цепи.

В центре повести — начальник цеха Мария Гордеева. Она не только хороший специалист, организатор, но при этом отличный психолог, дипломат, воспитатель — в общем, как говорится, современный грамотный руководитель. Но вот что интересно, вот на что обращает наше внимание Елена Коронатова. Двадцать лет верой и правдой служит своему предприятию Мария Гордеева, душой болеет за все, что на нем происходит. Она хочет видеть фабрику более современной, технически оснащенной. В то же время она убеждена, что командовать производством на женской фабрике должны мужчины. Мария Гордеева и от очередного повышения по службе отказывается по «женским», так сказать, мотивам. «Я не могу все силы отдавать фабрике, — объясняет она. — Понимаю, я должна служить обществу, но мои дети — тоже будущие члены общества, а я за них в ответе».

За этой точкой зрения главной героини повести «Берега, которые уходят» — позиция самого автора. Позиция, которая явно не совпадала с общепринятым (а точнее — официальным) мнением о роли советской женщины в обществе.

Е. Коронатова - На берегу ЧеремушкиЖенские образы этой повести вообще далеки от утвердившегося в конце 1970-х годов, когда было написано данное произведение, типа «деловой», прагматичной, почти лишенной специфических особенностей пола, эмансипированной женщины. Напротив, Елена Коронатова, создавая образы своих героинь, стремилась реабилитировать и отстоять в женщинах женское, напомнить, что и в век технического прогресса главная человеческая функция и призвание женщины, чем бы она сверхважным ни занималась, — быть в первую очередь матерью, растить поколение, которое будут «лучше нас».

Повесть «Берега, которые уходят», так называемую «производственную прозу», к которой по формальным признакам она принадлежит, несомненно, обогатила и свежим взглядом, и нестандартным подходом к людям труда. Но и талант самой Коронатовой открылся здесь с новой стороны…

Елена Ивановна Коронатова прожила долгую жизнь (умерла 18 марта 1994 года в Новосибирске). Много чего перевидала и испытала. В последний год перед кончиной тяжело болела. Но до последних дней не оставляла пера. После ее смерти на письменном столе осталось несколько практически уже готовых произведений, которые писательница не успела передать издателям: цикл лирических рассказов, автобиографическое эссе «Письма из деревни» и трогательно-печальная повесть о детях беженцев из «горячих точек» «Настя, Тоська и Луцик». Все это позже было опубликовано в журнале «Сибирские огни», верным автором которого Елена Иванова была не одно десятилетие.

И о чем бы она ни писала, ей удавалось главное — задеть сокровенные струны человеческой души, вызвать у читателей добрые чувства и сострадание. Ну а о том, что видела, знала, пережила, Елена Ивановна говорила всегда с той высочайшей мерой правды и искренности, с какой может высказываться лишь настоящий художник. Потому и произведения ее продолжают жить.

В 2011 году был выпущен памятный конверт к 100-летию со дня рождения Е.И. Коронатовой.

Книги:

  • «На берегу Черемушки» (1953)
  • «В степи» (1958)
  • «Бабье поле» (1961)
  • «По ту сторону рва» (1964)
  • «Синяя птица» (1967)
  • «Жизнь Нины Камышиной» (1970)
  • «Берега, которые уходят» (1978)
  • «Изба под рябинами» (1989)

Творчество:
(фрагмент из повести “Бабье лето”)

Разбудила песня. Она звучала где-то недалеко. Клавдия, потерев ладонями розовое и горячее от сна лицо, соскочила с кровати. Подошла к окну, распахнула. Вместе с утренней свежестью и солнечными лучами, рассыпавшимися по желтому полу веселыми бликами, песня ринулась в горницу.

Посредине улицы пыхтела грузовая машина, кузов которой был набит до отказа женщинами и девчатами. Они-то и пели.

От соседней хаты бежала длинноногая девчонка. Шофер, высунувшись из кабины, что-то крикнул ей, скаля зубы и грозя кулаком. Девчонка с разбегу прыгнула на колесо, схватилась за борт. Десяток рук подхватили ее и втащили в кузов. Взревев мотором, машина рванулась с места. Ветер вздул цветные платки на головах женщин, заиграл подолами юбок.

Песня взметнулась к утреннему бледному небу. Взметнулась и оборвалась. Видно, ветер унес ее куда-то за облака.

Золотистая, подсвеченная солнцем пыль улеглась на дороге.

Примолкла улица.

Никого.

Только вон стоит у ворот, что против Клавдиной хаты, старенькая бабка, подперев щеку рукой, и смотрит вслед ушедшей машине.

О чем она думает? О молодости ли, отзвучавшей, как эта песня? Старость ли клянет, что привязала ее к воротам?

Походила Клавдия по горнице и вернулась к окну. Бабка все еще стояла, пригорюнившись.

С раздражением задернула Клавдия занавески. Ну, хватит! Некогда прохлаждаться. Дел невпроворот.

Раньше дочка помогала, а теперь все самой надо.

Гудит сепаратор, позванивая, бьет струя обрата о стенки ведра. Руки делают все механически.

А мысли — о другом…

Выдав дочку замуж, Клавдия заскучала. Особенно тоскливыми показались первые дни. Ходила по хате и двору как неприкаянная.

Пусто в доме. Соседки и те забегать перестали.

Раньше, бывало, у колодца перекинешься словечком. Теперь же все спешат — полевые работы в разгаре. Не с кем и о покосе посоветоваться. Когда дочка работала секретарем сельсовета — другое дело. А вчера сунулась в сельсовет — отказали. Нет, говорят, угодий. Раньше небось находили.

К председателю колхоза — Матвею — идти неловко…

Узнать бы, как нынче покосы будут распределять.

При Вале знала все новости. Придет дочь домой и обо всем доложит. К примеру: приезжал из области корреспондент, видный мужчина, два фотоаппарата с собой привез — Марью Власьевну фотографировал…

До чего же везет Марусе! Не обошлось, рассказывала Валя, и на этот раз без Никодимушки. При чужом человеке расшумелся… И когда это он утихомирится? Неправильно, видишь ли, пастухам начисляют. Какая его забота? Ведь всего-навсего сторож. Его дело — склад караулить. Пастухам и без него бухгалтерия начислит сколько положено…

А то прибежит дочка днем: в магазин привезли китайские полотенца — с цветами и яркими птицами на них.

Да, обо всем-то она узнавала первой…

Повздыхала Клавдия, взяла тяпку и пошла окучивать картошку, пока солнышко не начало припекать.

Приусадебный участок начинается сразу от задней стены хаты и тянется до самой речки.

Пустошь у берега Клавдия обнесла плетнем и присоединила к своей усадьбе. Ночью, чтобы люди не видели, натаскала на себе чернозему. Более ста коромысел пришлось принести на пустошь.

Чего только нет у нее на участке! От калитки, идущей со двора, стоят рядами, раскинув круглые кроны, яблоньки. За ними — черешня, вишни. Замыкает сад старая слива. Она словно обнимает деревца своими широко распростертыми крепкими ветвями. Весной, в пору цветения, за хату будто зацепилось белопенное облачко.

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • «Жизнь Нины Камышиной». Роман / Елена Коронатова . —   Новосибирск : Кн. изд-во, 1986 .
  • «Сумерки в горах». Е. Коронатова  // «Сумерки в горах» : Сборник повестей. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1992.
  • «Столько лет рядом». Е. Коронатова // «Воспоминания о Елизавете Стюарт» : сборник статей / сост. А. Е. Меликова. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1988.

О нём:

  • «Женщина в интерьере эпохи» // «Лица сибирской литературы». Очерки и эссе / А.В. Горшенин. – Новосибирск: РИЦ НПО СП России, 2006.
  • «Две женщины в интерьере эпохи». А. Горшенин // «Знаменитые женщины Новосибирска . — Новосибирск : [б. и.], 2002.
  • «Елена Коронатова» // «Писатели о себе» : сборник / ред. Ю. М. Мостков. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1973.

Источники:

Оцените этот материал!
[Оценка: 0