Фёдоров Борис Яковлевич

Фёдоров Борис ЯковлевичБорис Яковлевич — человек многогранного творчества, с огромным жизненным опытом. Он известен как писатель, обращающий всё свой внимание на простого человека, его думы и тревоги. Это писатель — правдоискатель, жизнелюб.

Родился Борис Фёдоров 7 января 1928 года в городе Черепаново Новосибирской области. Закончил девять классов 8-й Ижевской Спецартшколы, потом учился в Новосибирском школьном педучилище. Служил в Советской армии от солдата до лейтенанта в Приморском крае, Читинской области и на Камчатке. Уволен по состоянию здоровья.

Работал строительным рабочим и бригадиром стройбригады в Петропавловске – Камчатском. Затем в Новосибирске монтажником и бригадиром монтажников крупнопанельного домостроения. Был маляром в РСУ, завхозом и библиотекарем в ГПТУ, начальником охраны и начальником штаба гражданской обороны на Новосибирском Хлопчатобумажном комбинате.

Творческий путь писателя начался со стихов: в 1960 году выходит его первая небольшая книга «О друзьях, товарищах». Потом был долгий перерыв — в начале девяностых годов на семинаре Союза писателей города Новосибирска Борис Яковлевич представил восемь рассказов, и  его творческое дарование нашло поддержку. В итоге в 1982 году вышла книга «Апельсины в апреле». Это сборник рассказов и повестей.

Автобиографичной стала повесть «Пацаны», вошедшая в книгу 2001 года «За тучами всегда есть солнце». Повесть эта посвящена «всем, чьё детство опалила война». Новосибирский поэт Анатолий Побаченко пишет: «Знаменательны в эпиграфе слова французского военного лётчика и писателя Антуана де Сент-Экзюпери: «Все взрослые сначала были детьми, только мало кто из них об этом помнит». Цепкая память Б. Фёдорова воспроизводит жизнь в мельчайших подробностях, ему есть, что сказать новому поколению. Неповторим и своеобразен в повести мир детей, он под высоким накалом простого слова проявляется в сложном соприкосновении с проблемным миром взрослых. Взаимно влияя друг на друга, два мира находятся в едином социально-психологическом поле, мощном потоке времени, событий, фактов. Здесь – поступки, достойные осуждения, странные и непонятные измерением взрослых, и представления пацанов о долге, смысле жизни, своей неотрывности от отцов и братьев, воюющих на фронте с фашистами, сознательное и равноправное участие детей пусть в небольших, но благородных делах. Противоборство характеров, типов разных людей, движимых внутренним ощущением нарастающей тревоги, нужности своей рождается в реалистическом, художественно-правдивом изображении автором ситуаций и жизненных коллизий, преодолевая которые, пацаны становятся верными сынами Родины».

Пишет Борис Яковлевич и басни. Анатолий Шалин: «В жанре басни в наше время мало кто работает. Как-то принято считать, что жанр этот со времен Эзопа слегка состарился и время требует новшеств. А между тем, то же время подкидывает баснописцам и сатирикам всё новые темы, хотя и связанные всё с теми же человеческими пороками, что процветали и в глубокой древности. Увы, человечество если и движется к совершенству, то весьма незаметными темпами, а посему и после Эзопа, и после И. А. Крылова и Лафонтена в том же жанре политической басни еще многое можно поведать нашим современникам. По этой простой причине рекомендую вниманию читателей XXI века басни Бориса Фёдорова, писателя чуткого и болезненно воспринимающего все передряги и далеко не лучшие стороны нашей жизни и в меру своих сил и способностей высмеивающий их».

Произведения:

  • «О друзьях, товарищах». Стихи (Петропавловск-Камчатский, 1960)
  • «Апельсины в апреле». Сборник рассказов (Новосибирск, 1982)
  • «Прохиндей Гошка Махоркин». Повесть (Новосибирск, 1990)
  • «Мой хлопчатобумажный комбинат». Страницы истории НХБК (Новосибирск, 1994)
  • «Катастрофа». Повести и рассказы (Новосибирск, 1995)
  • «За тучами всегда есть солнце». Повести (Новосибирск, 2001)
  • «Медведь и пчелы». Сборник басен (Новосибирск, 2004)
  • «Баран и новые ворота». Сборник басен (Новосибирск, 2007)
  •  Собрание сочинений в трёх томах (Новосибирск, 2013)

Творчество:

(фрагмент из повести «Когда цветёт безвременник»)

Во вторую осень нового тысячелетия, после ранних сентябрьских холодов, погода в октябре смилостивилась. Распогодилось. Солнце запоздало кинулось согревать землю, и воцарилось короткое бабье лето. И хоть ночами подкрадывались заморозки — днями наплывало тихое тепло. Зазолотились тополя и березы. Робко принялись примерять бордово-красные наряды курчавые красавицы-рябины. И на людей, особенно пожилых, спустилась с высокого неба большая и светлая, как само осеннее небо, грусть. И грусть эта перемешалась с печалью и страхом, потому что в стране и в мире, особенно в последние годы, происходили страшные события. Повседневная боязнь давила своей тяжестью ежечасно. Но внезапно резкий страх вселился в душу Марфы Захаровны, когда сначала сообщили по радио о захвате чеченскими боевиками заложников в Москве, в театральном центре Норд-Ост, а потом несколько дней подряд показывали это совершенно жуткое событие по телевизору.
Она смотрела почти неотрывно все новости подряд, позабыв про сон и еду. И от этих кадров, когда сковывал ужас, но нельзя было оторваться, не узнав, чем все это кончится, болело сердце.
Террористы требовали вывода войск из Чечни. И на третьи сутки начали, как и заявляли, расстреливать заложников.
И тогда ранним утром 26 октября 2002 года заложников штурмом освободил спецназ. Террористов уничтожили, пустив по вентиляции газ.
Но и среди заложников оказалось много людей, пораженных газом. Потом одни умерли в больницах, другие остались инвалидами на всю жизнь.
Марфа Захаровна стала перебирать события, которые происходили в последнее время, выискивая что-нибудь хорошее, отвлекающее от этой жути, но тут же вспомнила кадры пожара небоскребов в Нью-Йорке, которые крутили совсем недавно, в годовщину нападения арабских террористов на США.
Она неоднократно с тревогой думала: «А ведь может начаться третья мировая война. Найдутся новые наполеоны или гитлеры, мечтающие о мировом господстве, которые развяжут ее. И тогда снова будут гибнуть миллионы людей.
Почему люди не могут жить в мире и согласии? Бомбят матушку-землю, на которой живут и которая их кормит. Без конца взрывают дома, убивают людей. А в Чечне захватывают их в рабство, держат впроголодь в ямах, как собак, с цепями на шее и всячески издеваются над ними. Жестоко избивают людей, отстреливают им пальцы, отрезают живым людям носы, уши, а то и головы огромными ножами или отрубают их топорами. Какая бесчеловечность, хуже звериной жестокости.
Да что говорить о современных рабовладельцах, когда люди не умеют и не желают жить нормально даже в собственных семьях. Поедом грызут друг друга, выгоняют один другого на улицу, пускают друг друга по миру. И живут на белом свете грязные вшивые бомжи. А то хуже того, дети и внуки просто убивают родителей, дедушек и бабушек, чтобы скорее завладеть их квартирами».
Потом Марфа Захаровна сумела все-таки уйти от тяжелых мыслей, и ей припомнилось, как тоже год назад, в день ее рождения, 26 сентября, сын Николай, с которым она жила последние годы, свозил ее на дачу на своей машине, как делал это постоянно.
Тогда на город и южные пригороды напала жестокая гроза. Небо быстро заволокло черными жуткими тучами, надвинувшимися с Запада сплошной многоярусной стеной. Молнии засверкали часто и беспорядочно. Ударили многочисленные громы, небесные хляби разверзлись, и грянул густой, совсем не осенний дождь.
Крупные капли косо заколотили по стеклам веранды садового домика, в котором Марфа Захаровна успела укрыться от непогоды вместе с сыном. Ударили резкие яростные порывы ветра, сразу же сломавшие крупные ветки на полукультурке и смородинах.
У домика на дорожке мгновенно возникли огромные лужи, тотчас вскипевшие пузырями. Из луж опрометью бросились бежать шустрые ручейки, виляя из стороны в сторону.
Марфа Захаровна наблюдала за мчащимися ручьями и даже видела, как лопаются в них пузыри. В свои 89 лет она сохранила ясный ум, достаточное зрение и цепкую память.
Она вышла после грозы в сад, покачала головой, жалея сломанные кустарники и полукультурку, вдохнула озона, отчего у нее даже немного закружилась голова. И тотчас увидела, что между отцветающих рудбекий, гайлардий и бархатцев выстрелили вверх нежные цветы бело-лиловых безвременников. Листьев у них не было, а из черной земли тянулся к солнцу, вынырнувшему из туч, целый букет.
Вот ведь удивительно, вся природа увядает, листья на деревьях пожелтели и постепенно опадают, по ночам заморозки до минус пяти, а безвременник зацвел. Он да еще стойкие сентябринки, которые часто сохраняют свои цветущие головки и в октябре. И тогда их именуют октябринками.
Уезжая, она вместе с Николаем, немного поработавшим в саду, сорвала безвременники, поставила их потом дома в низкую вазочку и долго любовалась ими.
И эти скромные цветы воскресили в памяти другую осень, осень 1991 года, не в пример этой хмурую и холодную, когда несчастье обрушилось на их семью, будто эта внезапно обрушившаяся гроза, и только что повторилось эхом.
И дремавшая до времени память снова, по какой-то непонятной ей самой взаимосвязи, по какой-то скрытой ассоциации вдруг стала высвечивать, вырывать из забвения кадры ее собственной жизни и жизни ее семьи. Сначала она окунулась в 1991 год, потом еще глубже и совсем глубоко. А потом снова вернулась в сегодняшний день.

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • «Катастрофа»: повести, рассказы / Б. Фёдоров. — Новосибирск : Литературный фонд, 1995. 
  • «Пакет серии «К». Б. Фёдоров // «Горький запах полыни» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 1). — Новосибирск, 2005.
  • «Всё оставляет след». Б. Фёдоров // «Несовпавший» (Серия для библиотек «Сибирская проза. Век XX — век XXI», том 6). — Новосибирск, 2007.

Источники:

  •  «За тучами всегда есть солнце». А. Побаченко  // «Голос». — 2002. — №47.
  •  «Выход нового издания – повод для встречи с писателем». Н.Н. Ткаченко // «Первомайские новости». – 2014 – № 2.
Оцените этот материал!
[Оценка: 0