Яндекс.Метрика

Васильев Павел Николаевич

Павел ВасильевП. Васильев - Верю в неслыханное счастьеВ стихах и поэмах Павла Васильева («Песнь о гибели казачьего войска», «Соляной бунт», «Христолюбовские ситцы») запечатлен быт дореволюционного семиреченского казачества, из среды которого вышел автор, события Гражданской войны, коллективизации. Для его героев, как и для самого поэта, характерно мучительное преодоление пережитков прошлого на пути к народной революционной правде. Остроконфликтная, отражающая социальные противоречия своего времени, поэзия Павла Николаевича отмечена силой и выразительностью образов, идущих во многом от фольклора.

Павел Николаевич Васильев родился 23 декабря 1909 (5 января 1910) года в восточно-казахстанском городе Зайсане. Он был старшим сыном в семье учителя математики. В детстве Павел с большим интересом слушал сказки и истории, сочиненные и рассказанные дедом и бабой, мать приучала детей к чтению и уже в десятилетнем возрасте Павел стал не только читать, но и сочинять собственные стихи. Семья часто переезжала, поэтому Павел учился и в Петропавловске и в Павлодаре, где он в 1926 году окончил школу. В этом же году Павел Васильев поступает во Владивостокский университет на японское отделение факультета восточных языков. Уже 6 ноября 1926 года во владивостокской газете «Красный молодняк» было опубликовано стихотворение «Октябрь». Стихи молодого поэта понравились находившемуся в то время во Владивостоке Рюрику Ивневу и он с журналистом Леонидом Повицким организовал первое публичное выступление Васильева.

В 1927-1929 годах Павел Васильев жил в Новосибирске, Омске, Владивостоке, много путешествует по Сибири. Кем только он не работал — инструктором физкультуры, старателем на золотых приисках, каюром, экспедитором, культработником, рулевым на каботажном и рыболовецком судах. Стихи, написанные в 1928-1929 годах к сожалению не сохранились.

П. Васильев - Соляной бунтОсенью 1929 года сбылась мечта молодого поэта — он поступил на Высшие государственные литературные курсы в Москве. В это время он много пишет и печатается во многих столичных журналах. К концу 1930 года Васильев заканчивает поэму «Песнь о гибели казачьего войска», отдельные главы которой публикуются в журналах, а вся поэма, хоть и с купюрами была подготовлена к печати в 1932 году в журнале «Новый мир».

В 1932 вместе с Леонидом Мартыновым и другими молодыми поэтами Васильев на несколько месяцев подвергался аресту по обвинению в принадлежности к контрреволюционной группировке литераторов «Сибиряки». Проходящие по этому «делу» Николай Анов, Евгений Забелин, Сергей Марков, Леонид Мартынов были осуждены на три года и отправлены этапом в Архангельск. Павел Васильев и Лев Черноморцев были осуждены условно.

Этот арест дал повод и открыл возможности завистникам, открытым и скрытым врагам поэта для травли, преследований, гонений в 30-е годы… Его перестали печатать, что послужило возникновению псевдонима «Мухан Башметов». Подготовленная к печати книга «Путь к Семиге» так и не вышла в свет.

С 1933 по 1936 год Павел Васильев много путешествует по стране, в это же время он пишет лучшие свои стихи и поэмы.

Самый плодотворный период в творческой жизни Павла Васильева стал и самым трагическим. Уже в 1935 году готовится «дело» Павла Васильева, который находится под пристальным наблюдением НКВД. Нет худа без добра. В архивах этой организации сохранилось стихотворение поэта:

Неужель правители не знают,
Принимая гордость за вражду,
Что пенькой поэта пеленают,
Руки ему крутят на беду.
Неужель им вовсе нету дела,
Что давно уж выцвели слова,
Воронью на радость потускнела
Песни золотая булава.
Песнь моя! Ты кровью покормила
Всех врагов. В присутствии твоём
Принимаю звание громилы,
Если рокот гуслей — это гром.

24 мая 1935 года в газете «Правда» было напечатано «Письмо в редакцию» за подписью 20 литераторов с требованием «принять решительные меры» к Павлу Васильеву. Среди них были поэты, которых Павел Васильев считал своими друзьями: Николай Асеев, Борис Корнилов, Семен Кирсанов, Иосиф Уткин. (Как недавно стало известно, не все подписи, указанные в газете, были в действительности поставлены). После этого письма сотрудником газеты «Комсомольская правда» Джеком Алтаузеном была спровоцирована драка с Павлом Васильевым, после которой поэта приговорили за «злостное хулиганство» к полутора годам лишения свободы.

Весной 1936 Павел Васильев был освобожден, но, чувствуя, что это ненадолго, он пишет стихотворение «Прощание с друзьями», где мысленно прощается с теми, кого любит. Интуиция не подвела поэта, в феврале 1937, при выходе из парикмахерской, он был вновь арестован. Павла Васильева обвинили в участии в террористическом акте против Сталина, в котором ему приписывалась роль исполнителя.

Васильев - мемориальная доска15 июля был суд. 16 июля 1937 года Павла Васильева в неполных 27 лет расстреляли как врага народа. Лишь в конце 80-х годов стало известно о месте его захоронения — могила №1 «невостребованных прахов» Донского кладбища.

Поэт был реабилитирован посмертно. В 2011 году на улице 4-й Тверской-Ямской в Москве состоялось открытие мемориальной доски на том доме, где жил Павел Васильев.

Творчество:

Прощание с друзьями

Друзья, простите за все — в чем был виноват,
Я хотел бы потеплее распрощаться с вами.
Ваши руки стаями на меня летят -
Сизыми голубицами, соколами, лебедями.

Павел Васильев с женой Еленой Вяловой

Павел Васильев с женой Еленой Вяловой

Посулила жизнь дороги мне ледяные -
С юностью, как с девушкой, распрощаться у колодца.
Есть такое хорошее слово — родные,
От него и горюется, и плачется, и поется.

А я его оттаивал и дышал на него,
Я в него вслушивался. И не знал я сладу с ним.
Вы обо мне забудете, — забудьте! Ничего,
Вспомню я о вас, дорогие, мои, радостно.

Так бывает на свете — то ли зашумит рожь,
То ли песню за рекой заслышишь, и верится,
Верится, как собаке, а во что — не поймешь,
Грустное и тяжелое бьется сердце.

Помашите мне платочком, за горесть мою,
За то, что смеялся, покуль полыни запах…
Не растет цветов в том дальнем, суровом краю,
Только сосны покачиваются на птичьих лапах.

На далеком, милом Севере меня ждут,
Обходят дозором высокие ограды,
Зажигают огни, избы метут,
Собираются гостя дорогого встретить как надо.

А как его надо — надо его весело:
Без песен, без смеха, чтоб ти-ихо было,
Чтобы только полено в печи потрескивало,
А потом бы его полымем надвое разбило.

Чтобы затейные начались беседы…
Батюшки! Ночи-то в России до чего ж темны.
Попрощайтесь, попрощайтесь, дорогие, со мной, я еду
Собирать тяжелые слезы страны.

А меня обступят там, качая головами,
Подпершись в бока, на бородах снег.
«Ты зачем, бедовый, бедуешь с нами,
Нет ли нам помилования, человек?»

Я же им отвечу всей душой:
«Хорошо в стране нашей — нет ни грязи, ни сырости,
До того, ребятушки, хорошо!
Дети-то какими крепкими выросли.

Ой и долог путь к человеку, люди,
Но страна вся в зелени — по колени травы.
Будет вам помилование, люди, будет,
Про меня ж, бедового, спойте вы…»

***

Всё так же мирен листьев тихий шум,
И так же вечер голубой беспечен,
Но я сегодня полон новых дум,
Да, новых дум я полон в этот вечер.

И в сумраке слова мои звенят -
К покою мне уж не вернуться скоро.
И окровавленным упал закат
В цветном дыму вечернего простора.

Моя Республика, любимая страна,
Раскинутая у закатов,
Всего себя тебе отдам сполна,
Всего себя, ни капельки не спрятав.

Пусть жизнь глядит холодною порой,
Пусть жизнь глядит порой такою злою,
Огонь во мне, затепленный тобой,
Не затушу и от людей не скрою.

И не пройду я отвернувшись, нет,
Вот этих лет волнующихся — мимо.
Мне электрический веселый свет
Любезнее очей любимой.

Я не хочу и не могу молчать,
Я не хочу остаться постояльцем,
Когда к Республике протягивают пальцы,
Чтоб их на горле повернее сжать.

Республика, я одного прошу:
Пусти меня в ряды простым солдатом.
…Замолк деревьев переливный шум,
Утих разлив багряного заката.

Но нет вокруг спокойствия и сна.
Угрюмо небо надо мной темнеет,
Всё настороженнее тишина,
И цепи туч очерчены яснее.

***

Вся ситцевая, летняя приснись,
Твое позабываемое имя
Отыщется одно между другими.
Таится в нем немеркнущая жизнь:
Тень ветра в поле, запахи листвы,
Предутренняя свежесть побережий,
Предзорный отсвет, медленный и свежий,
И долгий посвист птичьей тетивы,
И темный хмель волос твоих еще.
Глаза в дыму. И, если сон приснится,
Я поцелую тяжкие ресницы,
Как голубь пьет — легко и горячо.
И, может быть, покажется мне снова,
Что ты опять ко мне попалась в плен.
И, как тогда, все будет бестолково -
Веселый зной загара золотого,
Пушок у губ и юбка до колен.

***

Песня

В черном небе волчья проседь,
И пошел буран в бега,
Будто кто с размаху косит
И в стога гребет снега.

На косых путях мороза
Ни огней, ни дыму нет,
Только там, где шла береза,
Остывает тонкий след.

Шла береза льда напиться,
Гнула белое плечо.
У тебя ж огонь еще:
В темном золоте светлица,
Синий свет в сенях толпится,
Дышат шубы горячо.

Отвори пошире двери,
Синий свет впусти к себе,
Чтобы он павлиньи перья
Расстелил по всей избе,

Чтобы был тот свет угарен,
Чтоб в окно, скуласт и смел,
В иглах сосен вместо стрел,
Волчий месяц, как татарин,
Губы вытянув, смотрел.

Сквозь казацкое ненастье
Я брожу в твоих местах.
Почему постель в цветах,
Белый лебедь в головах?
Почему ты снишься, Настя,
В лентах, в серьгах, в кружевах?

Неужель пропащей ночью
Ждешь, что снова у ворот
Потихоньку захохочут
Бубенцы и конь заржет?

Ты свои глаза открой-ка —
Друга видишь неужель?
Заворачивает тройки
От твоих ворот метель.

Ты спознай, что твой соколик
Сбился где-нибудь в пути.
Не ему во тьме собольей
Губы теплые найти!

Не ему по вехам старым
Отыскать заветный путь,
В хуторах под Павлодаром
Колдовским дышать угаром
И в твоих глазах тонуть!

Литература, имеющаяся в фонде Новосибирской областной юношеской библиотеки:

Произведения автора:

  • Лирика 30-х годов / М. Исаковский [и др.] ; сост. П. С. Выходцев. — Фрунзе : Кыргызстан, 1977.
  • «Верю в неслыханное счастье» [Текст] : стихотворения / П. Н. Васильев. — Москва : «Молодая гвардия», 1988.
  • Стихотворения и поэмы [Текст] / П. Н. Васильев. — Москва : Советская Россия, 1989.
  • Стихи. П. Васильев // Созвездие земляков: Знаменитые мужи Новосибирска : [литературно-краеведческий сборник] / Новосибирская областная общественная организация «Общество книголюбов». — Новосибирск : Редакционно-издательский центр «Светоч» правления Новосибирской областной общественной организации «Общество книголюбов», 2008.
  • Стихи. П. Васильев // Поэты Сибири: сборник стихов. — Новосибирск : Западно-Сибирское книжное издательство, 1982.
  • Стихи. П. Васильев // Песнь о Сибири : стихи. — Кемерово : Кемеровское книжное издательство, 1982.
  • Стихи. П. Васильев // Поэзия Сибири  (1917-1957 гг.) — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1957.
  • Стихи. П. Васильев //Стихи о любимом городе : сборник стихов новосибирских авторов / Н. Грехова [и др.] ; сост. Т. В. Пендюрина. — Новосибирск : [б. и.], 2003.

О нём:

  • «Павел Васильев» [Текст] / Е. И. Беленький. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1971.
  • «На поэтических орбитах» / В. Г. Коржев. — Новосибирск : Новосибирское книжное издательство, 1969.

Источники:

  • Сайт «Хронос:  всемирная история в интернете».