Пархоменко Николай Андреевич

Поэт Николай Пархоменко родился в селе Михайловка Новосибирской области 17 января 1941 года. Его старший брат Анатолий вспоминает, что им, детям войны, довелось испытать и голод, и сиротство. Отец-фронтовик умер от ран в 1946 году вскоре после возвращения с войны. Поднимать младших сыновей маме Варваре Игнатьевне помогали старшие дети.

В трудные послевоенные годы деревенским парням удалось получить высшее образование. Анатолий поступил в Новосибирский сельскохозяйственный институт, Николай — в Новосибирский электротехнический институт на новую специальность «Полупроводниковые приборы».

В 1964 год Пархоменко был в числе первых выпускников по этой специальности и молодым инженером поступил на Новосибирский завод полупроводниковых приборов. Этот завод на тот момент уже был в числе ведущих предприятий СССР, коллектив которого принимал участие в создании ракетной техники.

Организаторские способности и целеустремленность Пархоменко позволили ему стать главным технологом Особого конструкторского бюро завода. Коллеги вспоминают, что Николай Андреевич был едва ли не единственным беспартийным руководителем такого уровня. Он не стремился стать большим начальником, ему не нравилась административная работа. Он хотел быть, прежде всего, хорошим специалистом, изобретателем.

«Технологический цикл изготовления составляет 3−4 месяца. Николай умудрялся «прогонять» изделия за 10 дней. До сих пор никто на заводе не может превзойти этот результат, и Николая Пархоменко вспоминают как легенду. В его подчинении было 50 человек. При этом он не строжился с сотрудниками, а умел убеждать и заражать своей энергией, — рассказывает коллега Николая Андреевича по НЗПП Анатолий Кожемякин. —  Работа была связана с вредными и взрывоопасными материалами. Приборы шли на изготовление ракет и спутников, и все жестко контролировалось военными. Предыдущий начальник попросту сбежал, а Николай Андреевич не боялся ответственности. В нем была смелость, уверенность».

Интересный факт: Николаю Пархоменко удалось самостоятельно изучить 16 иностранных языков. Он читал в оригинале и переводил специальную литературу, чтобы быть в курсе всех передовых разработок и технологий в мире. Законодателями в сфере полупроводников тогда была Япония, и Пархоменко поставил себе цель изучить японский язык.

«Однажды на завод привезли японское оборудование, — вспоминают коллеги Николая Андреевича. — Через полгода приехала делегация из Японии, и они были сильно удивлены, обнаружив, что оборудование уже стоит. Губернатор спрашивает: кто смонтировал? Николай Пархоменко. Потом в «Советской Сибири» поместили большой портрет Николая с заголовком «Как советский инженер японцам нос утер».

«У него была своя система изучения языков, — рассказывает поэт Елена Заколодкина. — Прежде всего, он брался за изучение грамматического строя, а словарный запас, идиомы наращивались уже как на скелет. К стихосложению он также подходил — как технарь, детально и обстоятельно разбираясь. Он знал много форм стихосложения, и один из творческих вечеров посвятил ликбезу поэтов».

Николай Пархоменко верил в силу слова, которым можно изменить окружающий мир.

Первое стихотворение он написал в 5 классе для школьной стенгазеты и… на несколько десятилетий забыл о поэзии. После длительного молчания Николай Андреевич вышел на публику со своими стихотворениями в 2008 году. Через год он впервые принял участие в литературном конкурсе, став его дипломантом.

Ключевой темой его творчества была человеческая душа. В его стихотворениях также часто встречается образ креста как призвания, предназначения, выпавшей доли.

Николай Андреевич, по воспоминаниям друзей, не был религиозен, но он верил в нравственную силу и красоту человека, возможность его преображения.

«А еще он был настоящим патриотом, в нем жило огромное чувство любви к Родине, — говорит поэт Елена Соболева-Пурис. — Он был ребенком послевоенного времени, многое пережил и прочувствовал на себе все тяготы послевоенных лет. При этом у него не было обиды, в своих стихотворениях он писал, что испытания полезны, они „шлифовали душу“. Он не терпел, когда искажают исторические факты, говорил, что никто не имеет права осуждать. Он любил и болезненную Россию».

В своих стихотворениях он часто писал и о своей малой родине — поселке Красный Яр, где прожил много лет до самой смерти. Николай Андреевич переехал сюда из городской квартиры вместе с мамой Варварой Игнатьевной, чтобы поправить здоровье. Друзья и коллеги предполагают, что именно красота природы и неспешная, размеренная жизнь пробудили в нем писательский дар. Период жизни в Красном Яре, наиболее продуктивный в творческом плане, можно сравнить с Болдинской осенью Пушкина.

Всего за десять лет творческого пути Николая Пархоменко вышло 12 поэтических сборников самиздатом, а также книга «Я обозначу мир в твоей душе». В 2017 году он был принят в Новосибирское отделение Союза писателей России.

При этом он оставался очень скромным человеком. Активно продвигая и поддерживая молодежь, своих учеников, сам Николай Андреевич предпочитал оставаться в тени. У него был особый дар видеть в людях талант и вдохновлять их на творческие поиски.

Пархоменко смог разглядеть талант во многих людях — будь то молодой поэт, который делает первые шаги в искусстве, или пожилой человек, который в поисках тепла и общения заглянул на «Поэтическую поляну».

«Я обозначу мир в твоей душе» — так называется один из сборников и одноименное стихотворение Н.А. Пархоменко:

Нет, не ловлю я в поэтическую сеть,
Хотя попасть в неё готов сейчас любой,
Но для того, чтоб вольно жить и петь,
Ты должен быть всегда самим собой.

Тебе никак не подойдёт моё клише,
И не звонить в тебе моим колоколам.
Я обозначу мир в твоей душе,
А вот найти его в себе ты должен сам.

Однажды Николай Пархоменко прочитал в сборнике к юбилею Новосибирского района «Солнце поэзии — одно на всех» стихотворение Елены Заколодкиной. Он позвонил в библиотеку, где работала Елена, и предложил печататься в сборнике районного литературного объединения «Созвездие». Чуть позже в объединение пришла Надежда Штейнпрейс — поэт из поселка Мичуринский. Так познакомились будущие организаторы проекта «Поэтическая Поляна». Третьей соратницей по «Поэтической Поляне»  оказалась поэт из Ярково Елена Соболева-Пурис, с которой Пархоменко познакомился на Тареевских чтениях.

«Пархоменко собрал пишущих людей, познакомил друг с другом, сделал из нас живой организм, который работает, — говорит Елена. — Его не стало, а мы продолжаем встречаться, заниматься творчеством. Благодаря маленькому человеку с большой душой. Мы втроем как бы грани Николая Андреевича, внутри которого был целый космос. Мы объединились, чтобы продолжить его дело».

Надежда Штейнпрейс вспоминает: «Одна девушка, поэт предложила читать стихи в парке. Я подумала, хорошая идея, надо обдумать, может, через полгода сделаем. Но уже через неделю мне звонит Николай Андреевич со словами: «Я договорился с парком «Березовая роща», Союзом писателей, управлением культуры, составил устав и положение». Мы ахнули в изумлении, насколько быстро он реализовал идею…»

Встречи на «Поэтической поляне» начались в 2016 году.

Елена Заколодкина рассказывает: «Николай Андреевич был очень счастлив, когда на «Поляну» приходили молодые ребята. Он сразу привлекал их к участию в фестивалях, сборниках. Так у нас появился поэт Анатолий Горовой, который писал в стол, а сейчас он — лауреат многих фестивалей. Когда Толя в первый раз пришел к нам на «Поляну», боялся даже стихи свои прочитать. Николай Андреевич его поддержал, вдохновил, говорил: «Давай, пиши». Мы видим, как растет уровень его мастерства. Похожая история у Татьяны Савсюк».

Многим Николай Андреевич помог в издании сборника, при этом он сам готовил его к печати, верстал. У него была своя технология изготовления книг. Это очень тяжелая работа, при этом со своих учеников денег он не брал.

«Николай Пархоменко уникален тем, что его слушали молодые. Он был интересен, — рассказывает Елена Заколодкина. — Он первым участвовал во все новом и нас привлекал. Однажды ошеломил нас участием в поэтическом слэме, своеобразном состязании поэтов. Спрашивает: «Так, вы в слэме участвуете? Как нет? Давайте со мной». И мы поехали его поддержать. В итоге он занял призовое место. Мы смеялись: «Николай Андреевич, да вы у нас самый молодой поэт!»

«У Николая Андреевича было слабое здоровье. Для него каждый день был как последний. При этом он не пропускал ни одной встречи и по мироощущению был моложе всех нас. Он жил на силе духа. У него было дело, ради которого он жил. Он учил нас, посвящал во все вопросы, повторяя: «Вам продолжать». Мы, конечно, надеялись, что это произойдет не так скоро», — продолжает Елена Заколодкина.

Пархоменко философски относился к жизни и здоровью. Говорил, дожить бы до 70 лет, а дальше — уже Божий дар. Так и ушел он из жизни в 77 лет, в полной мере распорядившись отмеренными годами.

Николай Андреевич ушёл из жизни 7 октября 2018 года во время проведения областного конкурса чтецов и авторов «Русь моя родная». Николай Андреевич умер как настоящий поэт — прочитал в последний раз стихи, наградил маленьких чтецов. Даже когда почувствовал себя плохо, не хотел останавливать конкурс. Из ДК, где проходил конкурс, поэта увезли на скорой, но спасти его не удалось.

В 2020 году по инициативе  участников проекта «Поэтическая Поляна» была открыта мемориальная доска в его поэта.

Также начиная с 2020 года проводятся Пархоменские поэтические чтения.

Произведения:

Поэтические сборники:

  • «Меч и розы»
  • «Кресты»
  • «Мы сделаны из русского пейзажа»
  • «Свет и тени» (2009)
  • «Куда поведет неразумное сердце» (2010)
  • «Любовь и боль моя, Россия» (2010)
  • «Шрамы» (2011)
  • «Дары Фортуны» (2013)
  • «Тропинки судьбы» (2013)
  • «Я обозначу мир в твоей душе» (2013)
  • «Куда ты катишься, Россия» (2013)
  • «Миниатюры» (2013)
  • «Сме-ША!-рики» (2013)
  • «Рука, качающая мир» (2014)
  • «Маятник судьбы» (2015) — издан в электронном виде
  • «Полынная горечь стиха» (2015)
  • «Я ещё не дозрел до детства» (2017)

Творчество: 

Мимо

«Мимо сада, огорода…»
Вспомнил эту песню я.
Мы идём, не зная брода,
Мимо правды бытия.

Мимо явного уродства
Жизни праздной и пустой,
Мимо свинства, мимо скотства
В путь нелёгкий, непростой.

Мимо каверзных законов
Наших нынешних властей,
Мимо подлых эпигонов
И подонков всех мастей.

Нас влечёт неодолимо
В жерло праведной борьбы,
И идём мы мимо, мимо…
Мимо собственной судьбы.

***

Жарки сибирские

На купальском солнечном изломе
Засиял в лесу Перунов цвет.
У природы, в нашем добром доме,
Равного ему, пожалуй, нет.

Царь-трава, полдёнышки, горлянки –
Все названья солнечны, звонки.
Это распустились на полянке
Дивные сибирские жарки.

Аленький цветок любви из сказки
Вешнею порой растёт в лесу.
Ощущенья нежности и ласки
В человечий мир жарки несут.

Нежные природные созданья
Тянут к небу крылья-лепестки.
Вот вспорхнут, и в бездны мирозданья
Улетят сибирские жарки.

Только никуда не унесутся,
Не растают во вселенской мгле:
Верными навеки остаются
Их взрастившей Матушке-Земле.

Каждый год в купальской звонкой рани
В травах росных светят огоньки.
Это разбросали на поляне
Ангелы сибирские жарки.

***

Бывает

Бывает,
В суетности жизни забудется что-то былое,
Как будто туманом каким-то его застилает,
И вдруг прорезается в памяти, будто живое.
Всплывает

Картина
Уже позабытого полуголодного детства.
Уходит его застилавшая жизни обычной рутина.
И дружба простая забытых времён малолетства,
Невинна,

Предстанет
В манящем куда-то, совсем неземном ареоле,
И что-то в душе воспарит, и покойнее станет.
И эта картина из детства меня поневоле
Поманит

Вернуться
Хотя бы на миг в то сурово-счастливое время
И в нём с головою, как в море, на миг окунуться,
Но знаю, заставит реальности тяжкое бремя
Проснуться.

***

Не любить этот мир

Не любить этот мир? Допускаю, что это возможно:
Не любить дым костра у небыстрой сибирской реки,
Шорох ветки в ночи, когда шустрый зверёк осторожно,
Видя отблеск костра, пробирается сквозь тальники.

Не любить шум дождя неуютной осенней порою,
Завывание стылого ветра сибирской зимы,
Треск крошащихся льдин неуёмною буйной весною,
Духоту летних дней, когда в тень укрываемся мы.

Не любить запах леса грибной устоявшийся, терпкий
И болотин сибирских привычный густой аромат,
Неожиданный треск под ногою сломавшейся ветки
И играющий красками тихий вечерний закат.

А основ нелюбви никогда и никто не узнает.
Все причины её тайно в сердце своём берегут.
Не любить этот мир? Допускаю, что это бывает,
Только я этот мир никогда не любить не смогу.

Источники:

Оцените этот материал!
[Оценка: 1