Дягилева Яна Станиславовна (Янка Дягилева)

Поэтесса и музыкант Яна Станиславовна Дягилева, известная всем больше как Янка, родилась в Новосибирске 4 сентября 1966 года. Отец, Станислав Иванович, по профессии теплоэнергетик, а мать, Галина — инженер промышленной вентиляции. Достаток семьи был ниже среднего. Дягилевы жили в деревянном одноэтажном доме по улице Ядринцевской, занимая его часть. Район был не слишком благополучный, и маленькой Яне часто приходилось стоять за себя. Девочка росла болезненной, и родители решили укрепить здоровье дочери спортом. Яна занималась конькобежным спортом и плаванием, и даже добилась заметных успехов, но со временем прекратила занятия.

Яна была тихим, домашним ребенком, любила находиться в одиночестве,но в то же время была очень привязана к матери. Училась в школе №42 (сейчас — гимназия №1). В школе, по воспоминаниям одноклассников, была тихой и спокойной, ничем особо не выделялась. Училась посредственно, хотя учителя всегда говорили, что способности у девочки есть и что Яна могла бы учиться лучше. Очень не любила точные науки, по алгебре, химии, физике имела стабильные тройки, в то же время проявляла явную склонность к гуманитарным предметам, к литературе, по ним получала пятёрки. Одноклассники и учительница литературы вспоминают, что Яна всегда писала интересные сочинения, творчески подходила к заданиям. Высказывала неожиданные суждения и отстаивала свою позицию в спорах с учителем. Любила проводить время наедине с книгами — отец вспоминает, что любимыми авторами дочери были Цветаева, Ахматова, Гумилёв, Платонов.

Уже в младших классах Яна начала писать стихи. Иногда читала особо близким подругам что-то из своей тетради со стихами. Примерно тогда же начала сочинять и песни, но никогда не пела их открыто. Но её творчество того времени не сохранилось.

Когда Яне было 7 или 8 лет, знакомые посоветовали учить девочку музыке, услышав, что она любит петь. Родители отдали Яну в музыкальную школу по классу фортепиано. Занималась она там недолго — успела освоить лишь азы нотной грамоты и сольфеджио. Было трудно было совмещать музыкальное образование с общеобразовательной школой и, видя, как сложно приходится Яне, её учитель музыки попросил родителей не мучить ребёнка. Позже Яна освоила самостоятельно игру на фортепиано. У её родителей были знакомые музыканты-любители, и они часто брали дочь с собой на посиделки. Тогда у неё и возникло желание играть на гитаре. Родители устроили дочь в кружок гитары при клубе Жиркомбината.

Играя на гитаре, Яна преображалась. Она пела и в компаниях, и на праздниках, и просто так. Участвовала в школьной самодеятельности, причем, песни выбирала необычные для типичного концерта в советской школе, на стихи малоизвестных поэтов. А один раз на классном вечере даже спела песню на свои стихи… Играла в школьных спектаклях. В старших классах увлекалась астрологией.

В 1983-м году Яна закончила школу. И родители, и сама Яна хотели, чтобы после окончания школы она поступила в Кемеровский институт культуры, но в силу разных причин это не сложилось (в том числе из-за болезни матери). В 1984 году Янка поступила в Новосибирский институт инженеров водного транспорта.  Некоторые объясняют такой странный выбор тем, что Яне хотелось стать членом институтского ансамбля песни «Амиго». Сама же учеба у девушки не вызывала интереса.

С «Амиго» Яна объездила с концертами всю область.  Ансамбль был довольно известным, его даже снимали для газеты. Песни пелись в основном на английском, которым Янка неплохо владела. В ту пору она увлеклась английской поэзией и творчеством Бориса Гребенщикова и Жанны Бичевской.

Первые сохранившиеся стихи Янки датируются 1985 годом. Примерно тогда же Янка познакомилась с Ириной Летяевой, которая организовывала у себя квартирники известных рок-музыкантов и координировала всю рокерскую деятельность в Новосибирске.  В декабре 1985 года на одном из таких квартирников Янка познакомилась с Александром Башлачёвым. Завязалась их дружба. Александр с первой встречи произвёл на Яну сильное впечатление. В тот же период Янка познакомилась со многими новосибирскими музыкантами и рок-тусовщиками.

На втором курсе (в первой половине 1986 года) Янка бросает институт, поняв, что выбор вуза был ошибкой. Летом того же года произошло знакомство с Анной Волковой, с которой в итоге они станут близкими подругами.

8 октября 1986 года после долгой болезни умирает мать Янки. Это стало большим ударом для девушки, и переносила она его долго и болезненно.

Примерно в это же время Янка попыталась вступить в брак. Её избранником стал один из новосибирских музыкантов, Дмитрий Митрохин. Они подали заявление в загс, но во время знакомства с родителями Дмитрия Янка высказалась о том, что не хочет погрязнуть в быте после свадьбы. Да и общего языка с родителями найти не удалось. На этом роман закончился.

В феврале 1987 года в Новосибирск снова приехал Башлачёв. Состоялся новый квартирник у Ирины Летяевой, а 8 февраля Яна и Александр ходили вместе на концерт. Они продолжали дружить, Яна помогала Александру бороться с депрессией, а он дарил ей свои записи, черновики песен.

Именно Башлачёв однажды сказал отцу Яны: «Ваша дочь знает о жизни гораздо больше, чем вы можете подумать…» С подачи Александра Яна стала гораздо серьёзнее относиться к своим стихам, некоторые из них оформила в качестве песен. Отец вспоминает, что тогда она начала подолгу сидеть в своей комнате, что-то записывая, сочиняя.

После смерти матери подруги убедили Янку ехать «завоёвывать столицу». В Москве Яна пробыла два месяца. Вернулась спокойная, повеселевшая.

Бросив вуз, Янка так и не получила никакой специальности. На работу устраиваться тоже не имела желания. Да, были какие-то подработки, но Янка нигде не задерживалась. «Мне не нужны деньги», — говорила она.

Постепенно Янка начала исполнять свои песни для публики. Происходило это в основном в Академгородке, в молодёжном клубе. Один раз на концерте, несмотря на Янкины протесты, побывал и её папа. Увидел реакцию зрителей и атмосферу в зале, он понял, что его дочь — настоящий артист.

К сожалению, концертов в родном городе у Янки было очень мало.

В  апреле 1987 года Яна увидела Егора Летова на Первом новосибирском рок-фестивале. Летов играл на ударных в составе группы «Гражданская оборона», известной своими анархистскими текстами. Яна обратила внимание на молодого парнишку интеллигентного вида в нелепых очках, но тогда толком они так и не познакомились.

В этом же месяце Яна с друзьями-рокерами поехала в Омск, и там стала общаться с Егором.  В Омске она жила примерно два месяца, затем на некоторое время уезжала в Кемерово. В июле в Кемерово приехал Егор, и они с Яной вернулись в Омск, а затем поехали в Москву.

В то время «Гражданская оборона» уже приобрела популярность в народе, и в отношении Егора Летова и его группы начались политические репрессии. В 1985 году Летова объявили психически нездоровым и отправили на принудительное лечение в психбольницу. После освобождения ему надлежало периодически приходить и отмечаться. И вот в 1987 году  придя в больницу с Янкой, он пошел к врачу отмечаться, а девушку оставил в коридоре. Врач попросил Егора подождать и вышел. Летов понял, что его снова отправят на лечение, и они с Янкой сбежали. Егора объявили в розыск и пришлось уехать из Москвы. Всё лето они путешествовали по стране автостопом. «Мы были в «бегах» до декабря 1987 года, объездили всю страну, жили среди хиппи, пели песни на дорогах, питались, чем Бог послал, на базарах воровали продукты. <…> Где мы только ни жили — в подвалах, в заброшенных вагонах, на чердаках…» — вспоминал Летов.

В период 1987-1988 годов Янкой написано больше всего из известных стихов и песен.

В 1987 году Яна предпринимает попытку стать басисткой «Гражданской обороны», но бросает эту затею. Тем не менее она выступает вместе с «Гражданской обороной», они играют квартирные концерты, вместе записываются. По словам общих знакомых, Летов часто диктовал Янке, как ей писать её альбомы. И всё же именно Летов вывел её на сцену, убедил в необходимости петь свои песни людям, помог обрести уверенность, научил работать в студии. Янка прислушивалась к его советам. Если Егор говорил, что песня плохая – Янка старалась оттачивать свои тексты и аранжировки в соответствии с представлениями Летова о музыке. Нередко сопротивлялась, спорила, но в итоге обычно уступала.

Во время их поездок им удаётся побывать в Ленинграде на квартирнике Башлачёва. Яна обрадовалась возможности встретиться со старым другом, но тот находился в такой депрессии, что не проявил интереса к её приезду. Всё это произвело на Яну очень гнетущее впечатление. После этого концерта она за несколько часов написала восемь песен — известнейших вещей, вошедших впоследствии в альбомы «Не положено» и «Деклассированным элементам», а также стихотворение «Засыпаем с чистыми лицами», снабдив его комментарием «Это я обиделась на Башлачёва».

Летов уехал в Тюмень, а затем в Омск. В октябре 1978 года к нему приезжает Яна и в октябре-декабре 1987 года они живут в Омске у матери Летова.  Тогда начались первые серьезные ссоры Янки с Егором.

В начале 1988 года при содействии Летова был создан проект «Великие октябри» (название было придумано самой Янкой).

Из Омска Янка возвращается в Новосибирск, а спустя несколько дней в компании друзей ненадолго отправляется в Юргу. В этот период она остро переживает конфликт с Егором.

А в феврале приходит известие о том, что Александр Башлачёв покончил с собой. Янка едет на похороны в Ленинград. Сложно сказать, стала ли смерть друга причиной её  последующей собственной депрессии, но определённо это событие стало большим ударом для Янки.

В Ленинграде Янка через общую подругу знакомится с Мариной Кисельниковой, и они отправляются путешествовать по Прибалтике. Оттуда Янка вернулась в Ленинград а потом в Новосибирск, где в апреле выступила на рок-фестивале. Примерно в это же время, весной 1988 года была записана акустическая сессия Янкиных песен, часть которой и вошла в пластинку «Не положено». После фестиваля Янка с Егором некоторое время жили в Омске, а потом Янка отправилась покорять Тюмень.

В июне 1988 года она дважды выступила на Фестивале альтернативной и леворадикальной музыки в Тюмени. Выступление Янки разительно отличалось от других музыкантов. Если обычно появление группы сопровождалось выкриками и шумом, то когда на сцену выходила Янка, весь зал погружался в тишину. Перед фестивалем она сильно волновалась, но выступления получилось успешными.

За две недели до фестиваля в Тюмени «Великими октябрями» и Янкой был записан альбом «Деклассированным элементам».

Противоречия между Янкой и Летовым продолжали нарастать и это привело к тому, что во второй половине 1988 года они расстались.

После 1988 года — и чем дальше, тем заметнее — стихи и песни Янки становятся всё более тёмными и тяжёлыми, в них всё больше говорится о смерти.

1989 год проходит в концертах и квартирниках в разных городах. «Гражданская оборона» и Янка вступают в Ленинградский рок-клуб, но так до конца и не приживаются в нем — дружба с другими музыкантами не складывается.

Февраль 1989 года — годовщина гибели Башлачёва. Янка участвует в серии концертов его памяти. И воспоминания о друге ещё больше усиливают её мрачные настроения.

В какой-то момент она остаётся практически одна — без подруг, без семьи, без любимого человека. Её отец женился и переехал к жене, Алле Викторовне, а Янка осталась в старом доме на Ядринцевской, 61.

В августе-сентябре в Омске дома у Егора и под его руководством записываются альбомы Янки «Ангедония» и «Домой!». Летов старался сделать звучание альбома более агрессивным и жёстким. Мнение Янки по этому поводу не было однозначным: порой она бунтовала против этого, порой была вполне довольна.

В разных городах начинают ходить по рукам её записи, в основном акустические. Янка становится известной не только в андеграундных кругах. Её песни начинают появляться на радио, преимущественно на молодёжных станциях.

О ней узнают в Европе. Приходили даже приглашения поехать с концертами во Францию, Германию. Неизвестно почему, но эти замыслы так и не осуществились, хотя сама Янка воспринимала известия о подобных приглашениях с радостью и энтузиазмом.

Зима-весна 1990 года вновь проходят за чередой квартирников и концертов. В этот период Янка живёт преимущественно в Новосибирске, в общежитии НЭТИ на Красном проспекте (возле метро «Заельцовская»). Там у Янки было много друзей, а также в общежитии собиралось немало интересных творческих личностей.  Тогда же в Янкиной жизни появился близкий человек, Сергей Литаврин. Сергею нравилась та музыка, которую делала Янка, хотя сам он был далёк от творчества. Весь последний год Янка разрывалась между творчеством и желанием иметь семью и дом. Нужно было чем-то жертвовать — и Янка попыталась выбрать творчество…

Во второй половине 1990 года Янка больше не выступает с «Гражданской обороной» — по мнению Летова звучание её песен слишком мягкое и недостаточно протестное.

В феврале 1991 года Янка записывает в акустике несколько песен, в которых боль буквально хлещет через край — «Выше ноги от земли», «На дороге пятак», «Про чертиков», «Придёт вода». Песни удивительно ёмкие, многогранные, полные жутких образов, с плотным и тяжелым звуком. В голосе — надрыв и безысходность, а порой и агрессия. Песня «Придёт вода» оказалась последней Янкиной песней, так как была написана в конце 1990 года. Многие расценивают её как прощание.

В начале 1991 года Янка уходит из общежития и возвращается в свой дом на Ядринцевской. Отношения с Сергеем Литавриным становятся всё более напряжёнными. На неё с новой силой наваливается депрессия. Янка почти перестаёт писать песни и стихи, прекращает давать концерты, замыкается в себе. Подливают масла в огонь и новые ссоры с Летовым на творческой почве.

Почти всё время Янка проводит дома, лишь изредка встречаясь со старыми друзьями. В марте она последний раз видится со своими бывшими соратниками по «Гражданской обороне» и «Великим октябрям».

Отец Янки вместе со своей женой Аллой пытались помочь Яне, пробудить в ней интерес к жизни. Но в конце апреля в семье случилась трагедия: погиб Сергей Шураков, сын Аллы Викторовны, с которым Яна была очень дружна.  В начале мая состоялись похороны, а на следующие праздники родители забрали Яну на дачу, чтобы как-то отвлечь и самим отвлечься.

9 мая 1991 года вечером Яна как обычно ушла в лес, но долго не возвращалась. Её быстро нашли недалеко от дачи и вернули. А через час она опять исчезла. На этот раз искали до двух часов ночи, но безуспешно. Решили, что она уехала в город на электричке — такое бывало и раньше. Утром выяснилось, что в город Яна не возвращалась…

Заявление в милицию о пропавшей девушке приняли не сразу, да и среди друзей не нашлось тех, кто основательно занялся бы поисками.

Янку нашли только 17 мая в реке Иня. Официальной причиной смерти назвали утопление в результате несчастного случая. Однако близкие не исключают, что на берегу реки на девушку кто-то мог напасть. До сих пор обстоятельства её гибели остаются до конца не ясными.

Янке было всего 24 года. Похоронили её на Заельцовском кладбище. Рядом находится могила Сергея Шуракова.

Поклонники творчества приходят сюда вспомнить о талантливой певице. На могильной плите — живые цветы, венки. Ограду украшают плетёные фенечки, которые приносят фанаты.

4 сентября 2020 года, в день рождения рок-певицы состоялось открытие нового мемориала на её могиле. Вместо вертикальной плиты с фотографией была установлена скульптура человека с поднятыми руками, а имя Янки теперь написано на наклонной гранитной плите без фото.

Памятью о Янке служит и её деревянный дом на улице Ядринцевской. В 2014 году на доме была установлена мемориальная доска. Уже несколько лет судьба дома под угрозой — район вокруг застраивается и часто поднимается вопрос о сносе ветхого деревянного строения. Но пока дом удаётся отстоять.

Начиная с 2013 года поклонниками певицы в Новосибирске проводится рок-фестиваль «Янкин день».

В 1998 году был выпущен сборник статей «Янка Дягилева. Придёт вода» (составители: Е. Борисова, Я. Соколов). Книга содержит публикации в прессе о Янке, воспоминания друзей и знакомых, фотографии, дискографию Янки.

В 2005 году (по другим данным — в 2006) московская студентка, будущий режиссёр Дарья Басалаева представила свою дипломную работу — получасовой документальный фильм о Янке «Особый резон».

Летом 2020 года прошли съёмки фильма «На тебе сошёлся клином белый свет» о последних днях Янки. Режиссёр — Игорь Поплаухин. Действие начинается на берегу лесной реки, где местные охотники находят тело молодой певицы. Режиссёр ставил себе задачу в поэтической манере восстановить последние дни её пути: из города на дачу, а оттуда — в лесную чащу и в реку. И хотя, по словам создателей, ни одной песни Янки не прозвучит, но весь фильм будет пронизан её поэтическими образами и настроением песен.

Воспоминания о Янке:

Скрытность, но при этом нежность и доброта — вот, пожалуй, основные Янкины черты. Она очень любила животных, регулярно приносила в дом всякую живность, которая болела, сама лечила. В доме часто жило одновременно по три-четыре кошки или собачки. «Вот если б можно было всем помочь!» — всё время говорила Янка. Особенно любила котов, ласково их называя «котейка» — это слово часто встречается в её поэзии. Любила мягкие игрушки, особенно мишек. И страшно боялась больших собак. «Собаки и машины — вот были два основных страха в её жизни», — вспоминала подруга Яны Марина Кисельникова.

Одевалась Янка просто и скромно, почти не пользовалась косметикой и парфюмерией, была весьма непритязательна в быту. Она не обращала на одежду большого внимания. Старые штаны, кожаные сапоги, один-два свитера, куртка-балахон — весь её гардероб. Донашивала оставшуюся от матери одежду. От юбок и платьев она отказалась почти сразу после школы. Зато обожала всякие хипповские штучки — бисерные и деревянные фенечки, повязки на голову, кожаные шнурочки, сумочки — сама мастерила их и дарила друзьям. Никогда не меняла причёску, носила всё время длинные распущенные волосы…

Практически все вспоминают Янку как человека чрезвычайно простого и приятного в общении, добрую и веселую девчонку, очень энергичную, заводную, временами немного странную, но всеми любимую. Никакой заносчивости, «звёздной болезни», ощущения собственной исключительности, свойственного многим рокерам. Янка была из тех людей, которым искренне рады в любой компании. В любом городе, куда бы она ни приезжала, тут же находились люди, наперебой предлагавшие ей ночлег, еду, всевозможную помощь. Янка никогда не вываливала на окружающих свои проблемы, не жаловалась. Все переживала в себе, и стандартным ответом на вопрос «Как дела?» было «Хорошо, нормально». Самое большее, что могла позволить себе даже с близкими друзьями — поделиться какими-то мелкими неприятностями, обидами. Наоборот, сама всем помогала, поддерживала морально, умела найти нужные слова утешения для друзей.

Несмотря на открытость и простоту, по-настоящему близких людей в ее жизни было немного, — Янка очень разборчиво и придирчиво относилась к дружбе и к выбору тех, кто был рядом с нею. Общалась только с действительно интересными ей людьми. Другие знакомства ей просто были не нужны.

Вспоминает один из новосибирских музыкантов Дмитрий Радкевич: «Лично я не воспринимал её как женщину, для многих мужчин она была «своим парнем», но не больше. <…> В её перспективе семья и материнство не рассматривались. «Хлопотно», — говорила она. Янка вообще была лишена каких-то семейных установок. Например, она никогда не отмечала день рождения, поэтому никто из нас не знал этой даты».

Е. Борисова:  «Янку боготворили, обожали, преклонялись — перед плотной основательной сибирской девочкой, руки в феньках, на рыжих лохмах хайратник, шитый бисером; не мадонна, не анемичное хрупкое чудо. Кажется, она жила, вовсе не замечая этого преклонения, жила полностью в себе. Песни — абсолютно интимны. «Ты увидишь небо, я увижу землю на твоих подошвах» могла написать только безоглядно (и безответно?) влюблённая женщина. В кого?»

Творчество:

Будешь светлым лучом,
Рождённым в тени,
Или тенью, родившей луч?
Будешь синим дождем,
упавшим на снег,
Или одной из туч?
Будешь твердым звеном
золотой цепи,
Или молотом, что куёт?
Будешь землей далекой тропы,
Или тем, кто по ней идет?
Будешь пером в крыле орла
Или самим орлом?
Будешь каплей в кувшине вина,
Или кувшина дном?

***
Отпусти, пойду

Отпусти, пойду. За углом мой дом
Где все ждут, не спят, где открыта дверь,
Где в окно глядят и на шум бегут
На простом столе лампа теплится.
Отпусти, пора. Ждёт Печаль — сидит
В печку щепочку бросит — склонится,
Вскинет голову — ветер прошумел
Тронет бороду, глянет в сторону
Отпусти, прошу. До угла верста
Пробежать в ночи, не запутаться
У ворот Печаль встанет сгорбленным
Старичком седым да понурится
Отпусти, молю — печка топится
Уголёк упал на дощатый пол,
Опрокинулась лампа яркая,
Занялась огнем занавесочка
Отпусти скорей — дом в огне стоит!
Брёвна рушатся — искры сыплются,
А печаль бредёт, чает встретиться
Всем прохожим в глаза заглядывает
Отпусти меня — побегу туда
Он в дыму идёт, задыхается,
Пепел по ветру подымается
Да в глаза летит воспалённые
Отпусти, злодей, что ж ты делаешь?!
Подвернулась нога на камушке,
Нету силы встать, чем дышать ему?
Полечу стрелой — может, выживет
Отпусти…
Хорошо теперь — больше некуда
Больше не к кому да и незачем
Так спокойно, ровно и правильно
Всё разложено по всем полочкам,
Всё развешано по всем вешалкам
Всё.

***
Вечное утро

Ночь исчезает и день не начнётся
Вечное утро с красивой зарёю
Тянется текстом и не оборвётся
Жуткой синкопой в мозгу отдаётся
Времени лужа в стекло превратилась
Если коснуться, то треснет — растает
С камня гора вверх и вбок покатилась
Камни с холмов — вниз и впрямь
В черной оправе времени линзы
Кто-то с картины печатает где-то
Нарисуйте мне сон!
Я подумаю — нету рассвета
Я погляжу через синие призмы
Рушится ночь, обрывается леска
Сон неподъёмный уходит в глубины
Рваная рана, кривая железка
Кончить — начать тяжело с середины
Если с конца — потемнеют седины
Сколько мне лет?

***
По свинцовому покою глубины моей
Нерастраченных страданий тёмно-синих дней
По шершавому бетону на коленях вниз
Разлететься, разогнаться — высота, карниз

Зацепившись отраженьем из зеркальных дыр
Окунуться в ожиданье нежилых квартир
Из-под тёмного покрова сизых облаков
Выползать на свет унылый мягких светлячков

Разобраться в колеснице долгого огня
Расстараться — отоспаться за стеною Дня
За чертою отлетевших просветлённых душ
За глазами с пятаками круга не нарушь

Не разбей стакан с последней пресною водой
Не пролей слезы нарочной над моей бедой
Не разглядывай пугливо непонятных птиц
Погляди на обнажённый блеск колёсных спиц

Погляди, махни рукою, слабо улыбнись
Отойди, постой в сторонке, к лесу обернись
Забери с собою небо в крапинках утра
Заверни в своё дыханье — нам уже пора

Уходить за перелески проливным дождём
Оставляя за плечами беспокойный дом
Обрывать последний стебель красного цветка
Забывать о чистом звоне свежего глотка.

***

Я неуклонно стервенею с каждым смехом,
С каждой ночью, с каждым выпитым стаканом,
Я заколачиваю двери,
Я спускаю злых голодных псов с цепей на волю,
Некуда деваться,
Нам остались только сбитые коленки,
Я неуклонно стервенею с каждым разом.

Я обучаюсь быть железным продолжением ствола,
Началом у плеча приклада,
Сядь, если хочешь,
Посиди со мною рядышком на лавочке,
Покурим, глядя в землю
Некуда деваться,
Нам достались только грязные дороги,
Я неуклонно стервенею с каждым шагом.

Я неуклонно стервенею с каждой шапкой милицейской,
С каждой норковою шапкой,
Здесь не кончается война, не начинается весна,
Не продолжается детство,
Некуда деваться,
Нам остались только сны и разговоры,
Я неуклонно стервенею с каждым разом,
Я неуклонно стервенею с каждым шагом,
Я неуклонно стервенею с каждым часом.

***

Солнца ржавый штопор в землю ввинченый
Горизонта краешек отколотый
Тёплый снег уходит через ситечко
Отмывает косточки от золота
Белый холст на серых досках струганых
Синей глиной лесенки помечены
Звёздам мы становимся подругами
Навсегда от сил земных излечиваясь
На рассветах серых совы прячутся
Крылья лошадей горят пожарами
Скоро, видно, всё переиначится
Станут длины мериться гектарами
Вознесутся колья телеграфные
Поползут канаты телефонные
И найдут все странники уставшие
Путь к столбу последнему — поломанному
На столбе — о финише известие
У столба — всем путникам пристанище
Над столбом летает птица вещая,
А за ним — лишь камни да пожарища…

Произведения:

Собственные сборники стихов:

  • «Янка»  (2001) — сборник материалов о Янке. Редкие статьи, воспоминания, стихи, интервью, личные письма, иллюстрированная дискография, более 200 фотографий из архивов.
  • «Янка. Стихи»  (2003) — факсимильное издание своих произведений, напечатанное Янкой на пишущей машинке
  • «Янка. 30 песен»  (2002) — песни Янки с аккордами и нотами
  • «Выше ноги от земли»  (2018) — стихи и песни

В совместных сборниках с другими авторами:

  • «Русское поле экспериментов»  (1994) — сборник стихов Егора Летова, Яны Дягилевой и Константина Рябинова
  • «Поэты русского рока» (2005)

Источники:

Оцените этот материал!
[Оценка: 2