Яндекс.Метрика

Людмила Малыгина в созвучии с Черубиной де Габриак

Творчество незаслуженно забытой поэтессы  Елизаветы Ивановны Дмитриевой вспоминали в Городском центре истории новосибирской книги 13 апреля. И это не случайно: днём раньше, но только 132 года назад родилась в Санкт-Петербурге эта замечательная представительница Серебряного века, более известная под именем своей литературной мистификации — Черубины де Габриак.

Образ Елизаветы Дмитриевой оказался весьма близок Людмиле Малыгиной, постоянной участнице МПО «Острова», и именно она представила в своём исполнении наиболее пронзительные и глубокие стихотворения Черубины. И от того, как Людмила проникновенно их читала, казалось, что в зале оживает образ давно ушедшей женщины:

То было раньше, было прежде…
О, не зови души моей.
Она в разорванной одежде
Стоит у запертых дверей…

 

Разумеется не был обойден вниманием и сам факт создания мистификации: в далёком 1909 году всего на несколько месяцев Елизавета Дмитриева предстала в образе загадочной поэтессы Черубины де Габриак, тем самым не на шутку взбудоражив северную столицу:

Не осветит мой темный мрак
великой гордости рубины…
Я приняла наш древний знак
святое имя Черубины…

Людмила Малыгина кратко и в тоже время весьма ёмко рассказала о тех событиях, не забыв упомянуть о роли Максимилиана Волошина во всей этой любопытной истории. Ведь именно он являлся автором идеи создания образа таинственной поэтессы.

К сожалению, среди новосибирских бардов не нашлось исполнителей песен на стихи Елизаветы Дмитриевой. Но мы нашли на просторах интернета несколько таких композиций в исполнении Ирены Витчиновой, которые и были продемонстрированы зрителям.

Также прозвучали отдельные факты биографии короткой и во многом трагичной жизни поэтессы — болезнь, непонимание творчества, неразделённая любовь, жизнь в ссылке и другое.

Стоит отметить, что у Людмилы в собственном поэтическом багаже нашлось несколько стихотворений по духу да по стилистике схожих с творчеством Елизаветы Дмитриевой. И Людмила  не преминула их прочесть:

Бокалы красного вина
Застыли в безнадежной скуке,
Я в полночь осушу до дна,
И растворятся злые муки…

И, подобно тому как Елизавета Дмитриева писала от имени Черубины де Габиак, Людмила создала образ вымышленной героини, тоскующей о неразделённой любви:

Какое дело мне, что я сойду с ума?
От этой жизни бесконечно грустной.
И аромат любви высокомерно вкусный
Вы не познаете, недолюбив меня…

Вот такое получилось своеобразное вневременное созвучие двух эпох. И зрители остались благодарны Людмиле Малыгиной за возможность приобщиться к такому интересному и познавательному материалу из истории российской поэзии.

Константин Мишенин, руководитель музыкально-поэтического объединения «Острова»
Фото автора