Назанский Владимир Олегович

В. Назанский

В. Назанский - НомадыИскусствовед, поэт, прозаик.

Образование: Институт живописи, скульптуры и архитектуры им. Репина, факультет истории и теории искусства (1986); Томский Государственный Университет, истфак (1979).

За двадцать лет работы В.О. Назанский написал и опубликовал в местной периодике множество статей на темы текущей художественной жизни. В 1980-х годах сотрудничал с литературно-художественной редакцией Новосибирского телевидения, был одним из авторов и ведущих передачи «Пока горит свеча». Автор сценария телефильма «Сибирский салон», показанного союзным ТВ в 1989 году. В 1990-е годы — участник художественных передач Новосибирского ТВ «Мансарда», «Госпожа удача» и других.

С 1993 года был организатором и ведущим Клуба поэтов при Галерее современного искусства НКГ, где собирались многие известные новосибирские поэты: Владимир Светлосанов, Станислав Михайлов, Николай Мясников, Евгений Минияров, Юлия Пивоварова и другие.

В 1998 году принимал участие в создании Интернет-галереи в НКГ, сайта Новосибирской картинной галереи, редактор электронного журнала «Мамонт». Печатается как поэт с 1986 года в газете «Вечерний Новосибирск». Автор трёх книг: «Византийская виза» (1999), «Номады» (1999), «Холмы» (2000).

В настоящее время является куратором музея современного искусства «Эрарта» в Санкт-Петербурге.

Творчество

Континентальная тоскаВ. Назанский - Холмы
Охватывает душу вновь.
Зачем мы выползли на сушу
Из мирового океана,
Цепляясь плавниками за траву
И оставляя неуклюжий след в песке,
Зачем лишились чешуи и перьев,
Зачем с дерев спустились мы на землю
В то время как другие полетели…
И почему в те времена, когда
Народы бились за места у моря,
Мои далекие таинственные предки
Направились в глубины континента,
Дошли до ледовитого предела…
Что думали они, бредя на север
По высохшему лону океана,
В степи солончаковой и тайге,
По отмели песчаной, над которой
Когда-то плавали далекие их тени.

Родился я в империи окраин,
Среди земель бескрайних и бесплодных,
Под низким небом, в центре лесостепи,
За тыщи километров от отчизны —
От мирового океана света.
Меня влекут заливы голубые,
Береговые линии Европы,
А в детстве я мечтал об островах
Необитаемых, о вечном лете.
Хочу я побывать в столице мира,
Но только вот не знаю, где она.
Быть может там, в большой библиотеке,
В старинном фолианте я прочту,
Что надлежит мне сделать в этой жизни.
И снова собираюсь я в дорогу,
Как Гильгамеш за травами забвенья.
Когда-нибудь, пройдя пути земные,
Я попаду в небесный океан,
Быть может там, в столице глинобитной,
Ждут ангелы-ханжи и злой библиотекарь
Сотрут мой клинописный формуляр.
Увы, мы в этой жизни только книги,
А «я» лишь иероглиф текста,
Написанный неведомой рукой.
Верховный наш читатель и держатель,
Как мне найти в строке свое звучанье,
Кто я — глагол, наречие, предлог
Для вечных странствий и тоске о море?

Хочу поплыть я в океане света
Из сумерек осеннего пространства,
Из забытья полууснувшей жизни.
Хочу попасть я в середину мира,
В очаг лазури, где ещё горят
Изношенные оболочки смыслов.

Хочу я обрести свое значенье
И совершить отмеренное мне.

***

По очевидным всем приметам
Сегодня полная луна,
Светильник памяти она,
И налилась вчерашним светом.
Опять приковывает взгляд,
И источает млечный яд,
И истончает лунный луч,
Скользящий по вершинам круч.
Сегодня полная луна —
Слезящийся небесный мяч,
И льет безмолвный белый плач
На города, на крыши дач,
На тени одиноких мачт.
Чернеет вдалеке сосна,
И тень недвижная сосны
Лежит. Когда настанет день?
Пока живешь и видишь сны,
Пока отбрасываешь тень —
Все трогаешь холодный лоб
И снова чувствуешь озноб,
Подходишь и глядишь в окно:
Во тьму, в ночное толокно
Стекает лунное стекло.
Внезапно птица прокричит
И тут же резко замолчит.
Хоть ищешь, не находишь сна —
Сегодня полная луна.

 

Оцените этот материал!
[Оценка: 0