Первый фестиваль свободного стиха в Новосибирске состоялся!

6-7 апреля в Новосибирске состоялся Фестиваль свободного стиха. Местом его проведения стала Новосибирская областная юношеская библиотека. Несмотря на то, что фестивали верлибра уже давно проходят в других городах, для нашего города такого рода событие стало первым. По признанию поэта и переводчика Андрея Щетникова, мысль об организации такого фестиваля зрела уже давно. И вот буквально за месяц эта идея прошла путь от окончательного решения о проведении до полного своего воплощения. Тем более, что и повод случился весьма знаменательный — 200-летие со дня рождения классика верлибра — американца Уолта Уитмена.

За месяц удалось собрать около 30 заявок от поэтов не только из Новосибирска, но и из других городов — Москвы, Санкт-Петербурга, Томска, Красноярска, Иркутска и т.д. Не все иногородние участники могли приехать лично, но познакомиться с их стихами гостям фестиваля удалось как с помощью присланных видеозаписей, так и в исполнении присутствующих поэтов.

Анастасия Рыбалкина (г. Москва)

Анастасия Рыбалкина (г. Москва)

Открывая фестиваль, его ведущий — поэт Иван Полторацкий — довольно жёстко высказался о силлабических стихах и даже грозился отключать микрофон тем авторам, у кого проскользнёт хоть одна рифмованная строка. Паре рифм всё же удалось просочиться на этот разгул свободной поэзии, но общего впечатления это не испортило.

Что касается содержания стихотворений, то тут верлибристы совершенно ничем не отличались от своих рифмующих собратьев по перу – спектр сюжетов и палитра выразительных средств у них одинаково широкие. Но у приверженцев свободного стиха есть весомое преимущество: верлибр даёт ощутимо больший простор в плане выстраивания ритмической и синтаксической структуры текста. Он позволяет исключить из произведения то самое навязанное ожидание окончания строки, о котором иронически писал Пушкин:

И вот уже трещат морозы
И серебрятся средь полей…
(Читатель 
ждет уж рифмы розы;
На, 
вот возьми ее скорей!)

О том, что рифмовка сильно ограничивает содержание стихотворения, Александр Сергеевич говорил также в статье “Путешествие из Москвы в Петербург”: “Думаю, что со временем мы обратимся к белому стиху. Рифм в русском языке слишком мало. Одна вызывает другую. Пламень неминуемо тащит за собою камень. Из-за чувства выглядывает непременно искусство”.

Михаил Моисеев (г. Новосибирск)

Михаил Моисеев (г. Новосибирск)

Впрочем, само “солнце русской поэзии” в своём творчестве предпочитало всё же рифмованную строку. Да и в целом выбор между рифмованным стихом, белым стихом и верлибром относится к разряду личных вкусовых предпочтений, вроде того самого пресловутого выбора между арбузом и свиным хрящиком.

Во время стихийно образовавшейся на фестивале дискуссии в рамках выступления И. Полторацкого “Дух дышит, где хочет, или Что нам делать с русским верлибром” кем-то из поэтов было высказано интересное мнение о том, что содержание определяет форму. Задумка автора сама диктует, каким образом её лучше выразить. И с этим нельзя не согласиться. В ходе этой же дискуссии поэты пытались определить, от чего же всё-таки свободен свободный стих и чем он отличается от прозы, спорили о пересечении поэтических реальностей автора и читателя, а также о том, нужен ли вообще читатель поэту или тот творит главным образом для себя. Ведь бывают ясные, цельные произведения, однако случается и такое, что автор преподносит нам поток своего сознания — хаотичные на первый взгляд цепочки ассоциаций, истоки и смыслы которых ведомы только ему самому…

Иван Полторацкий

Иван Полторацкий

Ольга Левская (г. Красноярск)

Ольга Левская (г. Красноярск)

К большому сожалению, эта дискуссия оказалась весьма короткой и была прервана в самый интересный момент перерывом на обед (ох уж это неумолимое преобладание приземлённо-физического над возвышенным!), так что её участники, кажется, толком и не успели высказать свои мнения. После перерыва фестиваль пошёл дальше своим чередом, и возвращаться к этим темам уже не стали. А вопрос, вынесенный в название выступления, о том, что же всё-таки делать с русским верлибром (и нужно ли с ним что-то делать вообще) и вовсе остался практически незатронутым. Поэтому многих не покидало чувство некой незавершённости разговора. Очевидно, что поэтам и любителям поэзии есть ещё, что обсудить.

Сергей Васильев (г. Новосибирск)

Сергей Васильев (г. Новосибирск)

Андрей Янкус (г. Томск)

Андрей Янкус (г. Томск)

Всё остальное время звучали стихи – ведь фестиваль в первую очередь задумывался всё же как смотр “народных достижений” на ниве верлибра. И оказалось, что есть на что посмотреть. Из запомнившегося (все цитаты приведены с сохранением оригинальной авторской орфографии и пунктуации):

Этот город появился из антиутопии,
Пережив падение двух империй.
Центр — лабораторно чистый,
Его здания бесконечны в высоту,
ослепляют блеском стекла,
полированным космическим сплавом.
Окраины — серо-пустынные,
Низкие серые дома с осыпающейся штукатуркой,
Потемневшие одноэтажные — здесь же.
Ржавая трава прорастает в трещинах асфальта.

(Сицуно Арисава о Новосибирске)

***

микеланджело — тому было легко
просто берёшь глыбу и
отсекаешь
всё
лишнее

а что делать мне
с этой
чистотой листа

разве что
покрывать пространство
строчками
пока оно не
срезонирует
с моим несовершенством

(Сергей Васильев)

***

Отличается бред от реальности или нет?
Существует этот предмет или нет?
Это событие произошло или нет?
Чем да отличается от нет?
Чем существующее отличается от несуществующего?
Заказывала в церкви одному за упокоение, трём за здравие,
А вдруг перепутала?
И что?
Живые умрут, умерший воскреснет?
Говорят, небо не канцелярия,
А если всё-таки канцелярия?
Как-то непонятно, что существует, а что не существует,
А так только, кажется…

(Алла Горбунова)

***

Никак не выразить словами то что на сердце
Не складываются слова
Топорщатся углами
Мне бы хотелось говорить лепестками цветов
Дыханием ветра
Выводить строки крупинками земли
Вот я и сижу сложа руки
Не в силах пощупать даже взглядом то
Что лежит и дышит внутри
То весёлое то грустное
То странное порой
Я похож на муравья штурмующего небо
Забывшего о небе в себе

(Александр Кувшинов)

***

любимая
если когда-нибудь у нас появятся деньги
мы пойдём с тобою на рынок
и купим небесных персиков
с них будет течь сок нектар амброзия
они будут мурлыкать в наших руках
ластиться к нашим пальцам
щекотать нас шершавой шкуркой
подаваться на лёгкие нажимы пальцев
как женщина подаётся навстречу любимому
всем телом обволакивая его собой
впуская в свою жизнь целиком без обмана
растворяя его в себе и растворяясь в нём

(Андрей Коровин)

***

Проблема существования бога — это как проблема существования
сыра.
Одни говорят — сыр есть — потому что сыр где-нибудь есть всегда,
И если открыть холодильник, то можно его увидеть,
Даже если его накануне съели — он есть в супермаркете или на
ферме.
Другие говорят сыра нет — потому что они не любят сыр,
Они утверждают, что может случиться — все забудут о сыре и сыр
исчезнет
С прилавков из магазинов и даже на фермах не будет когда-нибудь
сыра
И все начинают спорить, сыр голубой это сыр или плесень, мягкий
сыр — это сыр или сметана,
Может ли выжить мир без сыра, сколько в сыре дырок и веса,
правильней круглый сыр или вкусный.

(Ольга Левская)

***

каждой весной в Сибири
в промежутке между таяньем снега
и цветением первых цветов
наступает время большого танца
танцующих поездов
только представь себе
каждый ну то есть буквально каждый
от маленького ребенка до пожилого дяди
танцует в ритме собственной музыки
живущей в его в голове
личная музыка движет всеми
а некоторых даже поднимает над землей

(Артём Морс)

***

В Сан-Франциско надо жить долго
чтобы успеть дописать
световой кистью
ослепительный пейзаж:
залитую солнцем площадь
тихого океана
возникающую в сознании
нарисованной мелом лошади
бегущей от здания к зданию
между огнями города

(Иван Полторацкий)

***

мое пространство совсем маленькое
оно недавно родилось
я учу его разговаривать

я говорю: тетрадь
оно повторяет: лес

я говорю: мука
оно повторяет: колосья

я говорю: космос
оно повторяет: дом

скоро мое пространство окрепнет
станет большим
и мы заговорим на одном языке

(Ганна Шевченко)

***

игра
(происходит от праславянского jьgrati)
одна из древнейших форм эстетической деятельности
неутилитарной
и доставляющей
как правило
её участникам и зрителям
эстетическое наслаждение
удовольствие
радость
характер игры принципиально непродуктивный
и внерациональный
дальше можете дочитать
в томе втором новой философской энциклопедии
и убедиться

взрослым тоже нужны свободные игры
например
поэзия

(Валерия Яковлева)

В исполнении Андрея Щетникова прозвучали его переводы стихов Уолта Уитмена о гражданской войне в США, во время которой поэт работал санитаром в госпиталях. Война стала большим потрясением для Уитмена и даже после её окончания пугающие видения не покидали его:

Когда моя жена засыпает рядом со мной, и войны уже окончены,
И моя голова лежит на подушке, и приходит пустая полночь,
И сквозь тишину, сквозь тьму, я слушаю, я просто слушаю дыхание сына,
В этой спальне я очнулся от сна, и на меня накатывает видение:
Схватка начинается тут и там, в нереальном воображении;
Сначала стрелки — они осторожно ползут вперёд — я слышу
беспорядочные щёлк! щёлк!
Я слышу звуки разных снарядов — короткое т-х-т! т-х-т! винтовочных
пуль;
Я вижу взрывы гранат, оставляющих белые облачка — я слышу, как
большие снаряды визжат, пролетая мимо.

Уитмен считается реформатором американской поэзии. В своём сборнике “Листья травы” он отказывается от традиционных способов стихосложения и использует новаторский на тот момент верлибр. Поэтический стиль Уитмена отличало также обилие синтаксических параллелизмов, ритмически однородных пассажей, аллитераций и ассонансов.

Не мог обойти А. Щетников своим вниманием другого своего любимого поэта-верлибриста – Гэри Снайдера. Переводам творчества Снайдера Щетников в последние годы уделял особое внимание. Но на фестивале Андрей Иванович представил не просто переводы, а полноценную музыкально-поэтическую программу, созданную совместно с виолончелистом и геологом (каково сочетание!) Иваном Чайкой. Программа носила название “Гора Сент-Хеленс” и была основана на одноимённом прозо-поэтическом цикле Снайдера, входящем в его сборник “Опасность на вершинах”. Цикл повествует об извержении вулкана Сент-Хеленс в 1980 году. Синергия великолепной музыки, размеренного художественного слова и отлично подобранных фотоиллюстраций стала достойным завершающим аккордом фестиваля.

Андрей Щетников и Иван Чайка

Андрей Щетников и Иван Чайка

Благодарим организаторов — Екатерину Жданову, Андрея Щетникова и Святослава Одаренко – и очень надеемся, что первый новосибирский фестиваль верлибра точно станет не последним. Ибо, как показала практика, потребность в нём действительно есть.

Завершить статью хочется стихотворением Лидии Шаркуновой из Иркутска, которая приняла участие в фестивале заочно (но мы не теряем надежды увидеть её в нашем городе!):

Когда начинаешь писать верлибры,
Возникает ощущение —
Всё, что угодно
может стать поэтическим высказыванием.
Но самое странное даже не это.
Постепенно происходит профессиональная деформация,
Мысли больше не пребывают в творческом беспорядке
Мысли перестают идти
Стремительным, хаотичным потоком сознания…
Они организуются ритмически
В аккуратные строчки, объединяются в строфы…
Мысль, мысль, пауза, мысль…
Если я подумала больше восьми слов за одну мысль,
Мне нужно обязательно сделать вдох
и перепрыгнуть на следующую строчку.
Мысль, пауза, мысль.
Если бы кто-то слышал, как я думаю…
Как жаль, что никто не слышит, как я думаю!
Если бы люди услышали, они бы сказали:
«Неужели она так думает?
Как красиво!
Она даже думает, как поэт!»

Из стихотворений, которые поэты прислали на фестиваль, был составлен сборник. Скачать его можно здесь.

Ольга Рахвалова

Оцените этот материал!
[Оценка: 2