Надежда Седова — Стихи

Плат судьбы

Марине Дранник
из с. Харьковка Сузунского района,
матери, потерявшей на войне
трех сыновей, посвящаю

В церкви тихой трепетные свечи
За помин и здравие горят.
Здесь звучат особенные речи –
Люди с небесами говорят.

Вот старушка в траурном уборе
Ставит три свечи – за упокой.
Сколько боли плещется во взоре,
Слезно затуманенном тоской!

Три сыночка… Веточки живые
Обломала страшная война.
Чуть трепещут свечи восковые
И звенит протяжно тишина…

Губы шепчут: «Я ли не молилась?!
Без молитвы не было ни дня.
Сыновей война не пощадила
Лучше б забрала она меня!»

В черной шали женщина земная
Шепчет Богородице: «За что?!»
Тихо свечи воском оплывают…
Не ответит матери никто.

Годы не облегчат боль утраты,
Скорбный плат повязан до бровей.
В бой ушли жестокий  безвозвратно
Миллионы чьих-то сыновей!

***

Живая икона

Они внешне совсем не похожи:
Деревенский платок – от жары.
Бабка Марья да бабка Надёжа,
Две соседки – напротив дворы.

На скамейке, где тополь-ровесник
Образует прохладную тень,
У них встреча, последние вести,
Развлеченье на будничный день.

Здесь в сибирской глубинке красивый
Говор местный – особая стать.
Из центральных губерний России,
Если Даля словарь почитать.

Разговор с первых слов – про погоду,
Как сверкала вчера «молонья»
Дождик капнул чуть-чуть. Огороду
Надо бы проливного дождя.

Радость Марьи: наведалась внучка,
Повзрослела и стала «баска».
Не тому её в городе учат:
Красит волос и юбка узка.

Вспомнят, к слову, лихую годину,
Когда молоды были они,
Как ломали в колхозе хребтину
Лишь за «палочки» — за трудодни.

Зной и холод – румяна и пудра,
Дорогих не носили одежд
В них терпение, сила и мудрость
Русских женщин – Марий и Надежд,

Что в войну, получив похоронку,
Вдовью долю испив до конца,
Знали только без меры работу
И растили детей без отца.

В то победное звонкое лето
На большак выходили тайком
И все ждали: вернутся с рассветом
Их мужья – горевали о ком.

То, что было, всего и не вспомнить,
И предательски губы дрожат.
В синих жилах, как дерева корни,
На коленях их руки лежат.

Бабка Марья, да бабка Надёжа –
Не похожи они меж собой.
Если честно, то очень похожи
Своей женской нелегкой судьбой.

Будет солнце к закату клониться,
Поплетутся они до ворот.
Не пристало им долго лениться,
И пора поливать огород.

На скамейке, где тополя крона
Навевает вечернюю грусть
Две старушки – живая икона,
На которую молится «Русь»!

(Надёжа – Надежда (имя) разговорный деревенский;
Молонья’ – молния (диалект);
Баска’ – красива, хороша собой (диалект устаревш.).